• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАНтель Ежов на высокую должность попасть?
    - Хитрый был очень, гад. Тихий такой, скромный. Солдат партии, верный ленинец, - тут старший майор присовокупил матерное слово. - Мало того что подлец, так еще в нашей профессии ни хрена не смыслил. Политиком себя мнил, - Он брезгливо поморщился. - А в Органах не политики нужны - профессионалы. Вот, скажем, заболел ты, надо тебе на операцию ложиться, опасную. Ты к кому предпочтешь - к ведущему хирургу или к секретарю больничного парткома? То-то.
    - А товарищ Нарком? - совсем обнаглел Егор. - Он как? Профессионал или...?
    - Профессионал. Даже посильней Ягоды, а тот был мастер своего дела, что бы про него теперь ни говорили. Наш Нарком - одна сплошная целеустремленность. Жесткий? Да. Жестокий? Безусловно. По понятиям 19 века, Толстого там с Достоевским и Надсоном, вообще чудовище и злодей. Только мы с тобой, Дорин, живем в веке двадцатом. Тут другие правила и другая мораль. Нравственно всё, что на пользу дела. Безнравственно всё, что делу во вред. Время нам с тобой досталось железное, дряблости и жира не прощает. Или враг нас, или мы его. А добрыми и жалостливыми станем потом, после победы.
    Показалось Егору, что старший майор это не только ему, но будто и самому себе говорит. Рукой рубит воздух, лицо посуровело. И резко так:
    - Еще вопросы?
    Понял Дорин, что с рискованными темами пора завязывать - хорошего понемножку. Следующий вопрос задал такой:
    - А какое вы мне, товарищ начальник, дадите задание?
    Октябрьский рассмеялся, покрутил головой.
    - Парень ты, я вижу, и вправду неглупый. Нахальный, но меру знаешь. А знать меру -это, может быть, самое главное качество в человеке.
    Постучали в дверь. Вошел какой-то дед - по-домашнему, в рубашке с подтяжками, на шее портняжный метр. Хмуро сказал:
    - Здравия желаю. Этот, что ли?
    - Этот, этот. Обмерь-ка его, Степаныч.
    Степаныч кинул на Егора один-единственный взгляд.
    - Чего тут мерить? Фигура стандартная. 48-й размер, 3-й рост. Нога у тебя, парень, сорок два? Ну и всё.
    - Через сто двадцать минут чтоб было готово, - официальным тоном велел Октябрьский. - Выполняйте.
    Старик вышел, а у Дорина внутри всё так и сжалось. Через два часа? Так скоро?
    Октябрьский вышел из-за стола, на ходу подцепил стул, поставил перед Егором спинкой вперед. Сел, подбородок с ямочкой пристроил на скрещенные руки.
    - Ну слушай, Дорин. Буду вводить тебя в курс дела. По порядку, от общего к частному. Вот тебе первый факт для осмысления. Скоро начнется война. С Германией.
    Егор сморгнул. Что с немцами когда-нибудь воевать придется, это не новость, все понимают. Но чтобы «скоро»?
    - Вопрос этот Фюрер решил еще прошлым летом, сразу после Франции. Войска к нашим границам фрицы стягивают уже несколько месяцев, не шибко-то и прячутся. Потому приказом Наркома заведено литерное дело с оперативным названием «Затея», для сбора данных о немецкой военной угрозе и работы на этом направлении. С этим ясно?
    Дорин кивнул.
    - Идем дальше. Факт номер два. По агентурным сведениям, Германия должна была ударить в середине мая. Поэтому наши агенты провели превентивную операцию в Югославии. Ну, ты, наверно, в курсе.
    - Так точно. В газетах читал. Патриотически настроенные офицеры югославской армии устроили переворот и разорвали пакт с фашистами.
    - Вот-вот. Переворот организовать - дело не столь хитрое. Думали, впадет Фюрер в истерику, кинет на Балканы свои дивизии от наших границ, да и увязнет хотя бы на месяц, на два. Тогда нападать на Советский Союз в этом году ему станет не с руки. Пока ноты-ультиматумы, пока войска доберутся до Югославии, пока повоюют, пока передислоцируются обратно - пол-лета и пройдет. Только недооценили мы Фюрера. Он не стал тратить время на дипломатию, ударил молниеносно, через десять дней после переворота. Еще за неделю расчехвостил всю югославскую армию. Знаешь, чем они югославам дух сломали? Зверской бомбардировкой Белграда. Пятьдесят тысяч убитых, все сплошь мирные жит
    Design created by FordogeN