• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАНельно, утонули. Еще два дня трясли Эфира, но мы ему разработали детальную легенду. Докладывает, что прошел проверку успешно, даже представлен к награде за спасение радиста и рации. Имя «Вассер» в его присутствии ни разу не упоминалось. Похоже, посольская резидентура должна просто передать Вассеру по эстафете радиста.
    - Гляди, как осторожничают. Покоя мне не дает этот Вассер. Сам полковник Кребс у него на побегушках. По всему видно, опасный мерзавец.
    - Или мерзавка, - поправил Октябрьский со своей всегдашней привычкой к точности. - Скорее всего, конечно, мужчина. Но возможно, и какая-нибудь железная фрау.
    - Имеете основания так думать? - заинтересовался Нарком. - Какие?
    - Никаких. Просто слово «Wasser» по-немецки среднего рода. А по-русски и вовсе женского - «Вода».
    - Wasser, Wasser- задумчиво пробормотал Нарком, тоже произнося это слово на немецкий лад - «васса». И вдруг усмехнулся. - Фрау Васса Железнова. Ты, Октябрьский, мне это существо неопределенного пола непременно добудь. Я тоже думаю, что через Вассера мы можем подобрать отмычку к «Барбароссе»... Ладно, идите, чаевничайте, - снова перешел он на «вы» и на прощанье хлопнул старшего майора по плечу.
    После ухода начальства в кабинете повисло молчание. Непринужденно держался один Коган - шумно отхлебнул чаю, с удовольствием сгрыз печенье.
    - Я гляжу, Мотя, ты в своем Лондоне не больно-то джентльменских манер набрался. Хлюпаешь, как насос. Не зря тебя товарищ Менжинский «беспризорником» дразнил, - шутливо заметил Лежава, не желая показать, что расстроен исходом совещания.
    - Это я на родине расслабляюсь, - в том же тоне откликнулся старший лейтенант. - На приеме в Бэкингемском дворце я сама изысканность.
    - Вы бываете в Бэкингемском дворце? - заинтересовался Епанчин. - И что, видели короля?
    - Я много чего видел, - неопределенно ответил Коган. - И много где бывал.
    Снова помолчали.
    - Товарищи, ну что мы волками друг на друга смотрим, - не выдержал «Американец». - Делить нам нечего, одной Родине служим. Вот и Нарком сказал, чтоб мы больше контактировали, обменивались информацией. После сочтемся, кто больше сделал для победы.
    Прекраснодушный коминтерновец стал расспрашивать Когана про жизнь в Англии. Рыжий охотно рассказывал про бомбежки, про новинки британской военной техники, но от разговора по существу уходил. Так же вел себя и Лежава. Когда Епанчин спросил его, есть ли в Японии сторонники мира - среди творческой интеллигенции или, скажем, духовенства, майор отделался похабным анекдотом про буддийского монаха и гейшу.
    Октябрьский же вообще помалкивал. Во-первых, знал, что ничего полезного от коллег-соперников не услышит. А во-вторых, был уверен, что в кабинете установлена прослушка - потому Нарком и оставил их здесь, не отправил «налаживать контакт» куда-нибудь в другое место.
    Именно Октябрьский и предложил расходиться - дел невпроворот. «Японец» и «Англичанин» с большой охотой поднялись, один «Американец» выглядел растерянным. Ничего, подумал старший майор, покрутится у нас месяц-другой, разберется, что к чему. Парень вроде неглупый.
    Уже в коридоре Октябрьского взял за локоть Лежава.
    Побагровев и очень стараясь не отводить взгляда, заговорил:
    - Слушай, я рад, что ты вернулся. Честное слово. Всё хотел заглянуть, объясниться... Ты это, ты прости меня: я ведь искренне думал, что ты враг... Данные такие были, ну я и поверил. Сам помнишь, что тут у нас тогда творилось. Тебе, наверно, показывали мой рапорт?
    - Не рапорт, а донос, - спокойно ответил старший майор, не делая ни малейшей попытки облегчить Лежаве задачу.
    У того дернулась щека.
    - Да ладно тебе... Признаю, ошибался. Переусердствовал. Виноват я перед тобой. Прости меня, а? Не ради старой дружбы, а для пользы дела. Правильно ведь Епанчин сказал: одной Родине служим.
    - Правильно. - согласился Октябрьский. Лежава обрадовался:
    - Вот видишь! Давай пять. - И протянул ладонь, но неуверенно - боялся, что рукопожатия не б
    Design created by FordogeN