• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАН. Электричество, догадался Егор. Надя говорила, у ее папаши золотые руки.
    Тут на крыльце появился и Викентий Кириллович, собственной персоной. Удивленно смотрел на дочкиного ухажера.
    - Молодой человек, вы к кому?
    Забыл, что ли? Не может быть.
    - Это я, Егор. Здравствуйте. Надя дома?
    Доктор поправил очки, спустился на две ступеньки.
    - Вы? Да вас не узнать. Вы ведь, кажется, были блондин? А что у вас с ушами?
    Только теперь Дорин вспомнил, что загримирован под Степана Карпенко: темный ежик, оттопыренные уши.
    - Это так... - пробормотал он. - Для спектакля надо... Самодеятельность у нас.
    - Ах, вы к спектаклю готовились, - сказал Викентий Кириллович голосом, не предвещавшим ничего хорошего. - Вы, стало быть, артист. Всецело отдались Мельпомене, забыли обо всем на свете. Что ж вы, господин артист, с Надеждой-то делаете?
    - Я звонил в больницу, просил передать, меня в срочную командировку послали. Что, не передали? - упавшим голосом спросил Егор.
    - Нет. Так где же вы были? В командировке или к спектаклю готовились?
    Дорин только вздохнул.
    - А... А где Надя?
    - Ее нет.
    Вот тебе и раз!
    - Она в больнице? - спросил Егор, радуясь, что такси еще ждет.
    - Нет.
    - А где?
    Папаша помолчал, глядя на несчастное лицо ухажера.
    - Ладно, - сказал, - входите. Надежда скоро придет.
    Сели на стеклянной веранде. Доктор покосился на торт и свертки, поморщился. Егор залился краской.
    - Сердится она на меня? - не выдержал он.
    - Это вы у нее сами спросите.
    - Так где она все-таки?
    - В церкви.
    Тут насупился и Дорин - теперь оба смотрели друг на друга с неприязнью.
    - Вы ее приучили в церковь ходить?
    - Я.
    - В Боженьку веруете. А еще ученый человек.
    - Нет, не верую, - спокойно ответил доктор, будто не расслышав язвительности. - В мои времена это было немодно. Мы, студенты-медики, делились на атеистов и агностиков, с явным преобладанием первых. Но нынче времена другие, детей лучше воспитывать в вере. Нужна, знаете ли, хоть какая-то духовная опора.
    Кто такие «агностики», Егор не знал и про духовную опору не очень понял, однако общий смысл был ясен - советские времена Викентию Кирилловичу поперек горла.
    - Конечно, вам, дворянам, при царе лучше жилось, - сказал Дорин, понемногу заводясь - от нервов. - Чисто, сытно, культурно - за счет трудового народа.
    Он ждал, что доктор от этих слов рассердится, но Викентий Кириллович снисходительно улыбнулся.
    - Были среди привилегированных сословий и паразиты, но немного. Для вашего сведения, молодой человек: подавляющее большинство дворян в семнадцатом году имели это звание благодаря образованию и выслуге. Мой отец, например, родился на свет крепостным. Выучился на медяки, всю жизнь работал, дослужился до ординарного профессора. По Табели о рангах это был четвертый класс, дававший права потомственного дворянства. Всякий, кто хотел учиться и не боялся работы, мог добиться того же.
    Чувствуя, что начинает злиться не на шутку, Егор решил взять быка за рога:
    - Значит, самодержавие по-вашему лучше, чем социализм?
    Во всем Советском Союзе вряд ли нашелся бы человек, который не испугался бы такого вопроса. Но Викентий Кириллович подышал на очки, протер стеклышко платком и, как ни в чем не бывало, ответил:
    - Такой стране, как Россия, следовало бы пожить при монархии еще лет пятьдесят, а то и сто. Сейчас у нас, разумеется, тоже самодержавие, но совсем другой природы. Тот абсолютизм был естественный, то есть, как сказала бы Надежда, от Бога. А нынешнее самодержавие насильственное, и значит, от Дьявола.
    Когда он всерьез заговорил про бога и дьявола, Егор сразу злиться перестал. Что взять со старого человека, у которого мозги наперекосяк? И потом, настоящий контрик в открытую против советской власти агитировать не станет. Самый опасный враг - кто на словах за социализм, кто бежит, задрав штаны, впереди генеральной линии, а сам втихомолку гадит.
    Своей откр
    Design created by FordogeN