• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАНовенностью доктор Егору даже понравился. Опять же как-никак Надин отец.
    - Вы бы это, поосторожней высказывались. А то дураков много, проявит какой-нибудь бдительность - не зарадуетесь.
    Викентий Кириллович осведомился:
    - Значит, себя вы к дуракам не относите? Это похвально. Знаете, Георгий, с тех пор, как умерла Анна Леонидовна, я как-то совершенно перестал чего-либо бояться. Если что, у Надежды есть ее Бог, он сироту не оставит. Имею обыкновение говорить, что думаю, и ничего, как-то сходит с рук. Правда, мой героизм недорого стоит. - Он коротко, сухо рассмеялся. - Я, простите за нескромность, лучший в России специалист по коррекции возрастных нарушений зрения.
    - А? - не понял Егор.
    - Ну, глаукома, сильная дальнозоркость, катаракта. Пользую самых высоких пациентов. Его высокопревосходительство Всесоюзного Старосту, светлейшего председателя Ве-Це-эС-Пэ-эС, ет цетера, ет цетера. В двадцатые годы меня за «антисоветскую агитацию» частенько арестовывали - ненадолго, до первого звонка сверху. Зато в тридцатые годы мои акции пошли вверх: стареют совпартработники, входят в возраст дальнозоркости. Скоро, глядишь, героем социалистического труда стану.
    И снова затряс своей козлиной бородкой - смешно ему стало.
    На улице просигналил автомобильный клаксон. Это, наверное, уже пятнадцать минут прошло, со всеми муторными паузами. Шофер решил, что предложение руки и сердца принято - поздравляет.
    Только поздравлять Егора пока было не с чем. С доктором худо-бедно контакт налаживался, и смотрел он на Дорина уже не так колюче. Но решать-то не папаше. Как поведет себя Надежда - вот вопрос.
    Услышав за спиной скрип калитки, Егор вжал голову в плечи и зажмурился. Вроде ждал этого момента, а все равно был застигнут врасплох.
    Взял себя в руки, медленно встал, обернулся - и скакнуло сердце.
    По дорожке к дому, неловко раскинув руки, бежала Надя. На голове белый платок, лицо счастливое, глаза так и сияют.
    Ну и Егор, конечно, одним прыжком сиганул с крыльца, бросился навстречу.
    Сшиблись так, что у обоих перехватило дыхание.
    - Я... я... ты... ведь я что... - бормотал он бессвязное, да еще почему-то хлюпал носом. - Ты что ж думаешь... Никак, то есть совсем...
    - Спасибо, матушка, живой, я знала, спасибо, - лепетала какую-то чушь и Надя.
    Даже не целовались, просто сжимали друг друга, и Надя, пожалуй, еще сильней, чем Егор.
    Он вспомнил про папашу, обернулся, но на веранде никого не было. Все-таки и у интеллигенции есть свои плюсы - взять ту же тактичность.
    - Тебе остригли волосы. Ты болел. Я по всем больницам, а не нашла, - сбивчиво, но уже более понятно принялась рассказывать Надежда. - Фамилии же твоей не знаю. Только имя - Георгий. Все равно - искала, искала. У папы везде знакомые. Только тебя в больницах не было.
    - И по моргам искала? - содрогнулся он, представив, через что она за эти дни прошла.
    - Зачем по моргам? Я знала, ты жив. Если бы умер, я бы почувствовала. А сегодня пошла в церковь, помолилась Богоматери - и ты нашелся.
    - Я не болел. Просто работа, днем и ночью. Никак не мог сообщить, честное слово!
    - Не болел? Слава Богу, а то я представляла всякие ужасы. Машина сбила, и ты без сознания. Или воспаление легких, крупозное. В Московской области есть случаи брюшного тифа. А работа - это ничего, это нормально. Конечно, ты не мог сообщить, я знаю. Если бы хоть чуть-чуть мог, обязательно сообщил бы. Ты же понимал, как я волнуюсь.
    Здесь с младшим лейтенантом Дориным приключилось стыдное: на глазах выступили слезы. Другой такой девушки во всем СССР (и тем более в остальных странах) не было и быть не могло, это железно.
    На подобное доверие можно было ответить лишь равнозначным доверием. Он приосанился. Уже и рот открыл, чтобы сказать: «Я, Надюха, сотрудник Органов и выполняю крайне ответственное задание партии и правительства», но вспомнил про Викентия Кирилловича. Насчет Нади-то можно было не сомневаться. Кто умеет так любить и так верить, т
    Design created by FordogeN