• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАН, в будущем придется опять исчезать без предупреждения. Так надо. Ты за меня не беспокойся, я волков не боюсь. Это пускай...
    «Это пускай они меня боятся», хотел закончить он с бесшабашной улыбкой и тряхнуть чубом. Но чуба у младшего лейтенанта теперь не было, он про это забыл, и лихой улыбки тоже не получилось - с таким выражением лица смотрела на него Надежда.
    - Ты чекист? - пролепетала она. - Нет, нет! Не может быть!
    - Да чего ты так переполошилась? - растерялся Егор.
    - У тебя фуражка с синим верхом? Ты по ночам ломишься в квартиры? Ты... ведешь допросы? - В ее глазах застыл ужас.
    - Ну да, есть у меня и фуражка, только я ее сто лет не одевал, - еще пытался обратить всё в шутку Дорин. - Аресты-допросы, это больше по линии НКВД, а я служу в НКГБ...
    - Это одно и то же. Папа! - повернулась Надя к отцу, голос ее дрожал. - Что я наделала! Папа!
    Она бросилась к доктору на грудь и горько заплакала. Викентий Кириллович неловко гладил ее по затылку, на Егора не смотрел.
    - Вы же советские люди! Не враги какие-нибудь! Что вы на меня так? - захлебнулся потрясенный Егор. - Мы под пули идем, жизнью рискуем! Чтоб вас защищать! А вы... Да вы хоть знаете, что скоро... Надя! Я же люблю тебя!
    Тут она обернулась. Глаза были мокрые, но не жалобные - непреклонные:
    - Уходи. Навсегда.
    Еще и махнула на него рукой, будто прогоняла какую-то примерещившуюся нежить.
    Этот жест был обидней всего.
    Дорин вскочил из-за стола. Хотел сказать напоследок что-нибудь горькое, с достоинством, но не нашел слов. Протянул лишь:
    - Эх, ты...
    И кубарем слетел с крыльца.
    Грудь прямо разрывалась, не хватало воздуха.
    Споткнувшись на ровном месте, Егор не помнил, как вышел на улицу.
    На столбе жизнерадостно вещал репродуктор:
    - В связи с постановлением Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 23 февраля «О мероприятиях по расширению посевов и повышению урожайности кок-сагыза» многие колхозы впервые обратили внимание на узкие места в возделывании этого полезного растения...
    Трясущимися руками Дорин раскурил «казбечину» и затоптался на месте - от волнения не мог сообразить, в какую сторону идти до станции. Ах да, влево.
    За что? За что она его выгнала? Ведь ничего не знает, ничего не понимает! Он хотел объяснить, чуть было не разболтал государственную тайну, а она его и слушать не стала! Замахала, как на собачонку!
    Он кинулся к калитке, нажал на кнопку звонка: раз, второй, третий.
    Радио перешло с бодрого тона на сдержанно-озабоченный - это пошли международные новости:
    - На греческом фронте английские имперские войска продолжают отступать, неся тяжелые потери... Ряд членов английского парламента требует в ближайшее время открытия дебатов по вопросу о военном положении. По сообщениям корреспондента Юнайтед-пресс, в Лондоне циркулируют слухи о предстоящих изменениях в составе кабинета министров...
    Наконец, открыли.
    В проеме стоял Викентий Кириллович.
    - Зря стараетесь, молодой человек. Надежда к вам не выйдет.
    Ни враждебности, ни настороженности в лице доктора не было - лишь печаль и, пожалуй, сочувствие. От этого Егор сразу как-то сник, и возмущение поувяло.
    - Плачет? - тихо спросил он.
    - Хуже. Молчит.
    - Викентий Кириллыч, ну объясните хоть вы ей. Я же не гестаповец какой, я Родину защищаю! Чего она? Будто я из чумного барака!
    - Если б вы болели чумой, она бы вас лечила... - Доктор снял очки, помял переносицу. - Послушайте, молодой человек, в вас есть что-то симпатичное... Во всяком случае, вы не похожи на других. Может быть, пока не похожи. Послушайте моего совета: идите, живите своей жизнью, а Надежду забудьте. Она в покойницу-мать, для нее есть только белое и черное, оттенков серого она не различает. Право, уходите. Целее будете.
    С этими словами, смысла которых Егор не очень-то понял, Викентий Кириллович захлопнул калитку.
    После международной обстановки голос в репродукторе должен был снова повеселеть - в конце выпуска обы
    Design created by FordogeN
    rss