• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАНак и кинулся ему навстречу. Наклонился к самому уху, прошептал:
    - Товарищ, я из органов. Где у вас отделение? Далеко? Срочно отведите меня к телефону!
    Постовой от него шарахнулся.
    - Куда лезешь, рвань? Не расслышал, что ли?
    Рядом остановились несколько любопытных граждан, бабка и вовсе крутилась у самого локтя, а дело было секретное.
    Егор взял непонятливого за локоть, снова придвинулся:
    - Товарищ, время дорого. Вы не глядите, что я в таком виде, это я выполняю ответственное...
    - Ррруки! - заорал постовой. - Гимнастерку запачкал, падлюка!
    И так пихнул в грудь, что Дорин едва на ногах устоял. Но милиционеру и этого показалось мало. Он двинул настырного пьянчугу сапогом по бедру, хотел еще раз, но этого Егор уже не стерпел. Уклонился от удара и, скакнув вперед, смазал гада правым хуком по дубленой морде. Вроде не так сильно, однако защитник правопорядка бухнулся на тротуар, фуражка отлетела на мостовую.
    Зеваки брызнули врассыпную, а какой-то шкет в тельняшке крикнул:
    - Фартово уронил легавого! Тикай, братуха, пока не замели!
    Совет был своевременный.
    «Уроненный» милиционер отчаянно дудел в свисток, и с двух сторон уже бежали люди в фуражках.
    Теперь точно слушать не станут. Отметелят до полусмерти, кинут в кутузку, и сиди там неизвестно сколько.
    Дорин шарахнулся влево, вправо и решил, что рванет через ограду, на ту сторону бульвара. Там, в переулках, оторваться легче. Опять же направление правильное, в сторону Лубянки.
    Он скакнул с тротуара на проезжую часть, больше не раздумывая и не оглядываясь. А оглянуться бы следовало С горки, от Сретенки, по бульвару летел длинный, сияющий лаком ГАЗ 61-40, с открытым верхом. Тормоза у кабриолета были хорошие и покрышки новые - только это Дорина и спасло от верной гибели или тяжелого увечья.
    Раздался душераздирающий скрежет, колеса прочертили по асфальту две густых черных полосы, но столкновения все-таки избежать не удалось. Хромированный капот ударил Егора в бок, и многострадальный лейтенант покатился по мостовой.
    На этот раз сознания он не потерял, но пришлось обеими руками упереться в землю - очень уж несолидно она себя вела: качалась и норовила встать на попа. От этой качки смотреть по сторонам никакой возможности не было, но, что вокруг говорят, Дорин слышал. Тем более, вокруг не говорили, а орали.
    - Куда ты, трам-тара-рам, под колеса?! - вопил кто-то визгливый. - Товарищ генерал, ну честное слово! Товарищ милиционер, вы видали?!
    Кричал и знакомый Егору постовой:
    - Всё нормально, товарищ генерал! Этот сам виноват! Мы его сейчас заберем! Вы сами-то как, не ушиблись?
    С тротуара еще голосили какие-то женщины. В общем, шумно было.
    А потом Егор услышал голос, совсем негромкий, но такой уверенный и отчетливый, что было слышно каждое слово:
    - Типаж. Максим Горький, пьеса «На дне», рассказ «Челкаш». А ты, Стеценко, все ж таки не лихачил бы по городу. Сколько раз говорить.
    - Сами «с ветерком», а сами ругаете, - обиженно загундосил шофер, но Дорин его слушать не стал, а повернулся, чтобы рассмотреть генерала. Очень уж знакомой показалась Егору интонация. И тембр.
    Генерал оказался авиационный, настоящий орел: хоть маленького роста, но ладный, подтянутый, в желтых перекрещенных ремнях и с золотой звездой на груди.
    Не веря своим глазам, Егор вылупился на курносое лицо героя.
    - Петька... Петька, ты?!
    Сомнений быть не могло. Кто еще кроме Петьки Божко так потешно морщил переносицу, так по-петушиному покачивался с каблука на носок. То есть, это раньше, в училище, казалось, что по-петушиному а теперь, при генеральских лампасах и со звездой Героя Советского Союза, Петькина раскачка смотрелась вальяжно, даже величественно.
    Вот это да!
    С тех пор, как бывшие соученики и сослуживцы расстались (Петька отправился в Испанию, Дорин - в Школу особого назначения), они ни разу не виделись. Писем тоже не писали. Из Испании это, наверно, было непросто, а курсанту ШОНа пер
    Design created by FordogeN