• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ШПИОНСКИЙ РОМАНтам всего лишь капитан третьего ранга. Может, мне к вам перейти? Отличная идея. Ха-ха-ха!
    Шеф тряхнул гогочущего агента за шиворот.
    - Для чего пожертвовали Гессом? Вы сказали: это должно было укрепить ваши позиции перед завершающим ударом. Что это значит?
    - Мне требовалось полное доверие... - Голос корветтенкапитана дрогнул, веки стали опускаться. - Абсолютное доверие... всей информации, которая поступает от «Лорда»... И самое главное... гарантия... прямого... выхода...
    Веки сомкнулись. Голос умолк. Выругавшись, Октябрьский обрушил на лицо Вассера целую серию звонких пощечин.
    - Что за удар? Какой выход? На кого? Или куда?
    Но всё было напрасно - шпион потерял сознание. Прибежал доктор, пощупал пульс, развел руками:
    - Чего же вы хотите? Он и так продержался 23 минуты. Исключительно сильная воля. Надеюсь, он не пытался навязывать вам темы для разговора?
    Октябрьский нахмурился.
    - Неужели вам не хватило времени? - удивился Гайворонский. - Вы же говорили, вас интересует только один вопрос. На него-то он ответил?
    Лицо старшего майора просветлело.
    - Ответил. И это главное.
    - Вот и отлично, А остальное выясните на следующем сеансе. Думаю, к послезавтрашнему утру пациент отойдет от шока, и можно будет повторить.
    В ГэЗэ возвращались пешком - как говорится, усталые, но довольные. Время на прогулку было. Октябрьский еще раз позвонил в секретариат и уже не попросил, а потребовал, чтобы его немедленно связали с Наркомом, речь идет о деле чрезвычайной важности. Ответили, что генеральный комиссар вылетел из штаба Прибалтийского военного округа в штаб Западного. Прибудет туда через час. Пусть товарищ старший майор дожидается у себя в кабинете - соединят.
    - Шеф, а зачем вообще применять методы физвоздействия, если можно сделать укольчик, и готово? - спросил Дорин.
    - Дорогое удовольствие, - невесело улыбнулся Октябрьский. - Кости переломать дешевле.
    Еще Дорина волновало вот что:
    - А нашим точно хватит времени, чтобы подготовиться? Целых три группы армий!
    - Теперь хватит. Достаточно трех суток, чтобы рассредоточить авиацию по резервным аэродромам, вывести артиллерию на огневые позиции, развернуть танковые части, провести минно-саперные работы. Я бы на месте нашего Генштаба потрепал фрицев в приграничных боях и постепенно отошел бы на оборонительную линию 39-го года. Если навязать немцам позиционную войну, они через три месяца мира запросят. Эх, с полководцами у нас неважно. Умных всех перестреляли, одни конники остались, им бы только шашку наголо и «Ура! Даешь!».
    Егор вспомнил про генерала Петьку, рассказал.
    - Вот-вот, - хмуро кивнул Октябрьский. - Я уверен: немцы этот подлый трюк с «юнкерсом» нарочно устроили, чтоб советские ВВС обезглавить. Знают наше чудесное обыкновение - из-за нескольких сорняков всё поле выкашивать. Было уже такое, в 37-ом, когда они нам дезу про заговор военных подбросили. Эх, нам бы сейчас Тухачевского с Уборевичем...
    Лейтенант аж споткнулся. Оглянувшись по сторонам, шепотом спросил:
    - А что, Тухачевский не был враг народа?
    - Врагов народа в природе не существует, - спокойно ответил старший майор. - Как ты себе это представляешь? Живет на свете сволочь, которая скрежещет зубами и говорит себе: «Ух, народ, до чего же я тебя ненавижу»? Нет, Егорка, свой народ любят все, даже белогвардейцы и троцкисты. А «врагами народа» наша власть называет людей, которые могут оказаться для нее опасны. В 36-ом году у нас в ЦК здорово напугались путча в Японии. Если б микадо тогда не проявил жесткость, военщина захватила бы власть. Так что немецкой фальшивке про военный заговор наши поверили, очень уж вовремя подоспела. А подлецы с дураками и рады стараться. Японский император после путча для острастки 19 человек повесил. Но у нас натура широкая, гад Ежов десять тысяч лучших командиров на распыл пустил. То-то немцам радость. Между прочим, идею «Заговор красных маршалов» разрабатывал «папочка» нашего Вассера, Зепп фон Теофельс. Я
    Design created by FordogeN