• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126Назад Далее  СТАТСКИЙ СОВЕТНИКая задача называлась ТГ. Кроме Грина решить ее было некому.
    Чем же он располагал?
    Только хорошо тренированной памятью.
    К ней и следовало обратиться.
    Всего ТГ прислал восемь писем.
    Первое - про екатериноградского губернатора Богданова. Поступило вскоре после неудачного покушения на Храпова, 23 сентября минувшего года. Нивесть откуда появилось на обеденном столе конспиративной квартиры на Фонтанке. Напечатано на машине "ундервуд"
    Второе - про жандармского генерала Селиванова. Само собой обнаружилось в кармане Гринова пальто 1 декабря минувшего года. Дело было на партийной "свадьбе". Пишущая машина - снова "ундервуд".
    Третье - про Пожарского и неведомого "важного агента", который оказался членом заграничного ЦК Стасовым. Нашлось на полу в прихожей квартиры на Васильевском 15 января. Пишущая машина та же.
    Четвертое - про Храпова. На колпинской даче. Емеля подобрал записку, обернутую камнем, под открытой форточкой. Это было 16 февраля. ТГ опять воспользовался "ундервудом".
    Итак, первые четыре письма были получены в Петербурге, причем между первым и последним миновало почти пять месяцев.
    В Москве же ТГ залихорадило: за четыре дня - четыре послания.
    Пятое - про предательство Рахмета и про то, что Сверчинский ночью будет на Николаевском вокзале. Пришло во вторник, 19-го. Опять, как со "свадьбой", загадочным образом оказалось в кармане висящего пальто. Машина сменилась, теперь это был "ремингтон №5". Очевидно, "ундервуд" остался в Питере.
    Шестое - про полицейскую блокаду у железнодорожных пакгаузов и про новую квартиру. Это было в среду, 20-го. Письмо принес Матвей, кто-то незаметно подсунул ему конверт в карман тулупа. Напечатано на "ремингтоне".
    Седьмое - про Петросовские бани. Брошено в почтовую щель 21 февраля. "Ремингтон".
    Последнее, восьмое, заманивающее в ловушку, поступило тем же образом. Было это вчера, в пятницу. Машина - "ремингтон".
    Что же из всего этого следует?
    Почему ТГ сначала оказывал бесценные услуги, а потом предал?
    Потому же, почему предают другие: был арестован и сломлен. Или был раскрыт и сам стал жертвой провокации. Неважно, это второстепенное.
    Главное - кто он?
    В четырех случаях из восьми ТГ или его посредник находился в непосредственной близости от Грина. В остальных четырех подобраться к Грину почему-то не захотел или не смог и действовал не изнутри, а снаружи: через открытую форточку, через дверь, через Матвея.
    Ну, в Колпине понятно: после январского экса Грин объявил группе карантин - сидели на даче, никуда не выходили, ни с кем не встречались.
    В Москве же ТГ имел прямой доступ к Грину всего в одном случае, 19 февраля, когда Козырь проводил инструктаж перед нападением на карету экспедиции государственных бумаг. Затем ТГ по какой-то причине прямого доступа лишился.
    Что произошло между вторником и средой?
    Грин дернулся в кресле, осененный арифметической простотой разгадки. Как только он не додумался раньше! Просто не было истинной, категорической необходимости, которая так обостряет работу мысли.
    - Что? - испуганно спросила Игла. - Тебе нехорошо?
    Он молча схватил со стола карандаш, лист бумаги. Помедлил с минуту и быстро набросал несколько строк, сверху приписал адрес.
    - Это на телеграф. Сверхсрочным тарифом.
    Глава пятнадцатая,
    в которой Фандорин учится гибкости
    Грин оказался не таким, каким представлял его Эраст Петрович. Ничего злодейского или особенно кровожадного в человеке, сидевшем на соседней скамье, статский советник не усмотрел. Суровое, чеканное лицо, которое трудно вообразить улыбающимся. И совсем еще молодое, несмотря на неуклюжий маскарад в виде седых усов и бакенбардов.
    Похоже, что кроме самого Фандорина и террористов в Брюсовском сквере никого и не было. Пожарский отлично выбрал место для операции. По ту сторону решетки прогуливался городов
    Design created by FordogeN