• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126Назад Далее  СТАТСКИЙ СОВЕТНИК.
    Игла смотрела в окно на заколоченный дворец. Через несколько минут ей предстояло покинуть дом, в котором она выросла. Вероятнее всего, покинуть навсегда.
    Перед тем, как повторно протелефонировать в обер-полицеймейстерство, Жюли спросила, заглянув в глаза:
    - Грин, ты обещаешь, что не убьешь меня?
    - Если приедет.
    Она перекрестилась и вызвала станцию.
    - Алло, Центральная? Сорок четыре двадцать два. На сей раз Пожарский оказался на месте.
    - Глеб, - сказала ему Жюли прерывающимся от волнения голосом. - Миленький, скорей сюда, скорей! У меня одна секундочка, объяснять некогда! Пречистенка, усадьба Добринских, флигель с мезонином, увидишь. Только один приезжай, непременно один. Я открою. Тут такое, ты себе не представляешь! Будешь ручки целовать. Всё-всё-всё, больше не мигу!
    - Приедет, - уверенно сообщила она, разъединившись. - Примчится немедленно. Я его знаю. - Взяла Грина за руку, умоляюще произнесла. - Гринчик, ты дал слово. Что вы со мной сделаете?
    - Слово есть слово. - Он с отвращением высвободился. - Ты увидишь, как он умрет. Потом отпущу. Пусть партия решает. Приговор известен. Объявят вне закона. Каждый, кто увидит, обязан уничтожить, как гадину. Беги на край света, забейся в щель.
    - Ничего, - легкомысленно пожала плечами Жюли.
    - Мужчины везде есть. Не пропаду. Всегда мечтала увидеть Новый Свет.
    Она сделалась совершенно спокойна и, переведя взгляд с Грина на Иглу, сожалеюще вздохнула:
    - Ах, бедные вы бедные. Бросьте вы к черту эти глупости. Ведь она тебя любит, я вижу. И ты ее. Жили бы себе, радовались этакому счастью. Хватит людей-то убивать. Ничего хорошего на этом все равно не построишь.
    Грин промолчал, потому что думал о предстоящей акции и потому что дискутировать было незачем. Но Игла, разглядывавшая двойную предательницу с брезгливым недоумением, не выдержала:
    - Только о любви ничего больше не говорите. А то ведь я вам честного слова не давала. Могу застрелить.
    Жюли нисколько не испугалась, тем более что руки Иглы были пусты.
    - Презираете меня за то, что я из-за Глебушки умирать не захотела? Напрасно. Я свою любовь не предавала
    - я сердца послушалась. Если б оно сказало мне "умри", я бы умерла. А оно сказало: проживешь и без Глеба. Перед другими я притворяться умею, перед собой - нет.
    - Ваше сердце ничего другого сказать не могло, - ненавидяще заговорила Игла, а дальше Грин слушать не стал.
    Вышел в коридор и встал у окна кухни, чтобы наблюдать за улицей. Пожарский должен был появиться с минуты на минуту. Справедливость свершится, товарищи будут отомщены. Снегирь, Емеля, Бобер, Марат, Нобель, Шварц. И еще Гвоздь.
    Взгляд вдруг заметил странность - отпечаток подошвы на подоконнике, прямо под открытой форточкой. В этом знаке содержался какой-то тревожный смысл, но задуматься о нем Грин не успел - звякнул дверной колокольчик.
    Открывать пошла Жюли, Грин стоял за дверью с "кольтом" наготове.
    - Только попробуйте, - шепнул он.
    - Ах, перестань, - отмахнулась она, отодвинула засов и сказала кому-то невидимому. - Глебчик, входи, я одна.
    В прихожую вошел человек в темно-сером пальто и куньей шапке. Грина вошедший не заметил и оказался к нему спиной. Жюли быстро поцеловала Пожарского в ухо и щеку, поверх его плеча подмигнула Грину.
    - Пойдем, что покажу.
    Она взяла обер-полицеймейстера за руку и потянула за собой в комнату. Грин неслышно ступал сзади.
    - Кто это? - спросил Пожарский, увидев Иглу. - Минутку, не представляйтесь, я сам... А, догадался! Какой приятный сюрприз. Что это значит, Жюли? Ты сумела склонить мадемуазель Иглу на сторону правопорядка? Умница. Однако где же кумир моего сердца, доблестный рыцарь революции господин Грин?
    Тут-то Грин и ткнул ему дуло между лопаток.
    - Я здесь. Руки на виду. До стены и медленно лицом.
    Пожарский развел руки в стороны, держа их на высоте плеч, сделал десять шагов вперед и развернулся. Лицо его было напряжено, брови
    Design created by FordogeN