• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126Назад Далее  СТАТСКИЙ СОВЕТНИКа какой час ему или его ведомству прием назначен. Тут чем ранее, тем тревожнее. Всякий знает, что новая метла поначалу крутенько заметает и в первую голову являет строгость. В этом двойной смысл: с одной стороны, сразу на остальных страху нагнать, чтобы ощутили должный трепет, а с другой - начавши с казней, закончить милостями. Опять же издавно было известно, что вперед обыкновенно прогоняют службы поплоше: уездные управы, землеустроительный комитет, сиротское попечительство и разные малозначительные департаменты, а истинно важные службы оставляют напоследок.
    По обеим приметам выходило, что статский советник Фандорин - персона важная, отмеченная особым вниманием. Предстать пред ясные очи великого князя он был приглашен самым что ни на есть последним, в половине шестого пополудни, даже после командующего военным округом и жандармских чинов. Это отличие, впрочем, могло означать что угодно, как в лестном, так и в тревожном смысле, поэтому Эраст Петрович пустым догадкам предаваться не стал, а решил целиком и полностью довериться судьбе. Сказано: "Благородный муж встречает гнев и милость высших с равным достоинством".
    У стен Чудова монастыря статскому советнику повстречался поручик Смольянинов, тоже в парадном мундире, раскрасневшийся больше обычного.
    - Здравствуйте, Эраст Петрович! - воскликнул он. - Представляться? Эк вас поздно-то. Не иначе повышение получите.
    Фандорин чуть пожал плечами, вежливо спросил:
    - А ваши уже п-представились? И что?
    - В Охранном новация. Мыльников оставлен на прежней должности, а начальником назначен Зубцов. Это при чине титулярного советника, каково? Нам в Жандармское кого-то из Петербурга пришлют. Да мне все равно. Я, Эраст Петрович, рапорт подаю. Перехожу из корпуса в драгуны. Сейчас окончательно решил.
    Эраст Петрович нисколько не удивился, но все же спросил:
    - Что так?
    - Не понравилось мне, как его высочество о задачах государственной полиции говорил, - горячо произнес поручик. - Вы, говорит, должны внушать жителям страх и благоговение перед властью. Ваша задача вовремя уз-ревать плевелы и безжалостно их выдергивать, в наущение и назидание остальным. Говорит, один вид синего мундира должен повергать обывателя в оцепенение. Надо укрепить фундамент российской государственности, иначе нигилизм и вседозволенность его окончательно размоют.
    - Может быть, так оно и есть? - осторожно вставил Фандорин.
    - Очень возможно. Только я не желаю, чтобы мой вид повергал кого-то в оцепенение! - Смольянинов запальчиво дернул темляк шашки. - Меня учили, что мы должны искоренять беззаконие и защищать слабых, что Жандармский корпус - безупречно чистый платок, которым верховная власть утирает слезы страждущих! Статский советник участливо покачал головой:
    - Вам будет т-трудно в армии. Сами знаете, как офицеры относятся к жандармским.
    - Ничего, - упрямо тряхнул головой розовощекий офицер. - Сначала, конечно, станут нос воротить, а потом увидят, что я не какой-нибудь фискал. Как-нибудь приживусь.
    - Не сомневаюсь.
    Распрощавшись со строптивым адъютантом, Эраст Петрович ускорил шаг, потому что до назначенного времени оставалось менее десяти минут.
    * * *
    Аудиенция происходила не в кабинете, а в парадной гостиной - очевидно, для того, чтобы представлявшиеся ощущали высокое значение минуты. Ровно в половине шестого два важных лакея в париках с буклями распахнули створки дверей, дворецкий с раззолоченной булавой вошел первым и громогласно объявил:
    - Его высокородие статский советник Фандорин.
    Эраст Петрович еще у порога почтительно поклонился и лишь затем позволил себе рассмотреть августейшую особу. Симеон Александрович был разительно не похож на своего быкообразного брата. Сухопарый, стройный, с длинным надменным лицом, острой бородкой и напомаженными волосами, он скорее напоминал какого-то габсбургского принца из веласкесовских времен.
    - Здравствуй, Фандорин, - сказал его высочество. - Подойди.
    Отлично зная, что обращ
    Design created by FordogeN