• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREбрежном.
    Фандорин встал и накинул на плечи военный, без погон, сюртук (тоже, видно, где-то обмундировался). Через расстегнутый ворот рубашки Варя разглядела серебряную цепочку. Крестик? Нет, кажется, медальон. Любопытно бы заглянуть, что там у него. Так господин филер склонен к романтике?
    Титулярный советник застегнул ворот, ответил серьезно:
    - Если живешь в г-государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать - иначе получается паразитизм и лакейские пересуды.
    - Есть и третья возможность, - парировала Варя, уязвленная "лакейскими пересудами". - Несправедливое государство можно разрушить и построить взамен него другое.
    - К сожалению, Варвара Андреевна, государство - это не д-дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое. Тут не каменщик, т-тут садовник нужен.
    Забыв об уместном тоне, Варя горячо воскликнула:
    - Мы живем в такое тяжелое, сложное время! Честные люди стонут под бременем тупости и произвола, а вы рассуждаете как старик, про какого-то садовника толкуете!
    Эраст Петрович пожал плечами:
    - Милая Варвара Андреевна, я устал слушать нытье п-про "наше тяжелое время". Во времена царя Николая, когда время было потяжелей нынешнего, ваши "честные люди" по с-струнке ходили да неустанно свою счастливую жизнь нахваливали. Если стало можно сетовать на тупость и произвол, значит, время на п-полравку пошло.
    - Да вы просто... Вы просто - слуга престола). - процедила Варя худшее из оскорблений, а когда Фандорин не содрогнулся, пояснила на доступном ему языке. - Верноподданный рабг без ума и совести!
    Брякнула - и испугалась собственной грубости, однако Эраст Петрович ничуть не рассердился, а, вздохнув, сказал:
    - Вы не знаете, как со мной д-держаться. Это раз. Благодарной быть не хотите и оттого сердитесь. Это два. Забудьте к черту про благодарность, и мы отлично п-поладим. Это три.
    От такой снисходительности Варя разозлилась еще больше, тем более что агент, рыбья кровь, был совершенно прав.
    - Я еще давеча заметила, что вы, как учитель танцев: раз-два-три, раз-два-три. Кто вас научил этой глупой манере?
    - Были учителя, - туманно ответил Фандорин и невежливо уткнулся в свою турецкую книжку.
    Шатер, где собирались аккредитованные при главной квартире журналисты, был виден издалека. У входа на длинном шнуре висели флажки разных стран, вымпелы журналов и газет, а также почему-то красные подтяжки с белыми звездочками.
    - Видимо, вчера отмечали успех дела под Ловчей, - предположил Петя. Кто-то наотмечался до потери подтяжек.
    Он отдернул полотняный полог, и Варя заглянула внутрь.
    В клубе было неряшливо, но по-своему уютно: деревянные столы, холщовые стулья, стойка с шеренгами бутылок. Пахло табачным дымом, свечным воском и мужским одеколоном. На отдельном длинном столе лежали стопки русских и иностранных газет. Газеты были необычные, сплошь склеенные из телеграфных ленточек. Варя присмотрелась к лондонской "Дейли пост" и удивилась - сегодняшний утренний выпуск. Видимо, присылают из редакции по телеграфу. Здорово!
    С особым удовлетворением Варя отметила, что женщин всего две, причем обе в пенсне и не первой молодости. Зато мужчин было множество, меж ними обнаружились и знакомые.
    Прежде всего Фандорин, и опять с книжкой. Довольно глупо - читать можно и у себя в палатке.
    А в противоположном углу шел сеанс одновременной игры в шахматы. С одной стороны стола прохаживался, дымя сигаркой, снисходительно-благодушный Маклафлин, с другой сидели сосредоточенные Соболев, д'Эвре и еще двое.
    - Ба, наш маленький болгарин! - воскликнул генерал Мишель, облегченно поднявшись из-за доски. - Да вас не узнать! Ладно, Шеймас, будем считать, что ничья.
    Д'Эвре приветливо улыбнулся вошедшим и (это было приятно) задержал взгляд на Варе, однако продолжил игру. Зато к Соболеву подлетел смуглый офицер в невиданно ослепительном мундире и, тронув нафабренный сверх вс
    Design created by FordogeN