• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREо, мсье корреспондент, а самая обычная измена, - усмехнулся подполковник, но смотрел при этом на Фандорина. - Просто не представляю, господин волонтер, как вы станете объясняться с его высокопревосходительством.
    - Много б-болтаете, подполковник. - Взгляд Эраста Петровича опустился еще ниже, к верхней пуговице жандармского мундира. - Честолюбие не д-должно быть во вред делу.
    - Что-с?! - Смуглое лицо Казанзаки задергалось мелким тиком. - Мораль читать? Вы - мне? Однако! Я ведь о вас, господин вундеркинд, успел кое-какие справочки навести. По роду службы-с. Физиогномия у вас получается не больно нравственная. Шустры не по летам-с. Кажется, выгодно жениться изволили, а? Причем с двойной выгодой - и жирное приданое приобрели, и свободу соблюли. Тонко сработано! Поздрав...
    Он не договорил, потому что Эраст Петрович очень ловко, как кот лапой, смазал ему ладонью по пухлым губам. Варя ахнула, а кто-то из офицеров схватил Фандорина за руку, но тут же отпустил, потому что никаких признаков буйства ударивший не проявлял.
    - Стреляться, - буднично произнес Эраст Петрович и теперь уже глядел подполковнику прямо в глаза. - Сразу, прямо сейчас, пока командование не вмешалось.
    Казанзаки был багров. Черные, как сливы, глаза налились кровью. После паузы, сглотнув, сказал:
    - Приказом его императорского величества дуэли на период войны строжайше запрещены. И вы, Фандорин, отлично это знаете.
    Подполковник вышел, за ним порывисто качнулся полотняный полог. Варя спросила:
    - Эраст Петрович, что же делать?
    Глава пятая, в которой описывается устройство гарема
    "Ревю паризьен" (Париж), 18(6) июля 1877 г.
    Шарль д'Эвре
    СТАРЫЕ САПОГИ
    Фронтовая зарисовка
    Кожа на них потрескалась и стала мягче лошадиных губ. В приличном обществе в таких сапогах не появишься. Я этого и не делаю - сапоги предназначены для иного.
    Мне сшил их старый софийский еврей десять лет назад. Он содрал с меня десять лир и сказал: "Господин, из меня уже давно репей вырастет, а ты все еще будешь носить эти сапоги и вспоминать Исаака добрым словом".
    Не прошло и года, и на раскопках ассирийского города в Междуречье у левого сапога отлетел каблук. Мне пришлось вернуться в лагерь одному Я хромал по раскаленному песку, ругал старого софийского мошенника последними словами и клялся, что сожгу сапоги на костре.
    Мои коллеги, британские археологи, не добрались до раскопок - на них напали всадники Рифат-бека, который считает гяуров детьми Шайтана, и вырезали всех до одного. Я не сжег сапоги, я сменил каблук и заказал серебряные подковки.
    В 1873 году, в мае, когда я направлялся в Хиву, проводник Асаф решил завладеть моими часами, моим ружьем и моим вороным ахалтекинцем Ятаганом. Ночью, когда я спал в палатке, проводник бросил в мой левый сапог эфу, чей укус смертелен. Но сапог просил каши, и эфа уползла в пустыню. Утром Асаф сам рассказал мне об этом, потому что усмотрел в случившемся руку Аллаха.
    Полгода спустя пароход "Адрианополь" напоролся на скалу в Термаикосском заливе. Я плыл до берега два с половиной лье. Сапоги тянули меня ко дну, но я их не сбросил. Я знал, что это будет равносильно капитуляции, и тогда мне не доплыть. Сапоги помогли мне не сдаться. До берега добрался я один, все остальные утонули.
    Сейчас я там, где убивают. Каждый день над нами витает смерть. Но я спокоен. Я надеваю свои сапоги, за десять лет ставшие из черных рыжими, и чувствую себя под огнем, как в бальных туфлях на зеркальном паркете.
    Я никогда не позволяю коню топтать репейник - вдруг он растет из старого Исаака?
    Третий день Варя работала с Фандориным. Надо было вызволять Петю, а по словам Эраста Петровича, сделать это можно было одним-единственным способом: найти истинного виновника случившегося. И Варя сама умолила титулярного советника, чтобы он взял ее в помощницы.
    Петины дела были плохи. Видеться с ним Варе не позволяли, но от Фандорина она знала: все улики против шифроваль
    Design created by FordogeN