• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHARE не падал духом.
    - Что вчерашняя игра? - спросила Варя, приглядываясь к коричневым кругам под глазами Лукана.
    - Фортуна ко мне наконец повернулась, - просиял он. - Везенью вашего Зурова конец. Известно ли вам о законе больших чисел? Если день за днем ставить крупные суммы, то рано или поздно непременно отыграешься.
    - - -------------------(1) Обворожительная, как утренняя заря! (фр.) Насколько помнила Варя, Петя излагал ей эту теорию несколько иначе, но не спорить же.
    - На стороне графа слепая удача, а за мной - математический расчет и огромное состояние. Вот, взгляните-ка. - Он оттопырил мизинец. - Отыграл свой фамильный перстень. Индийский алмаз, одиннадцать каратов. Вывезен предком из крестового похода.
    - Разве румыны участвовали в крестовых походах? - опрометчиво удивилась Варя и прослушала целую лекцию о родословной полковника, которая, оказывается, восходила к римскому легату Лукану Маврицию Туллу.
    Тем временем коляска выехала за пределы лагеря и остановилась в тенистой роще. Под старым дубом белел накрытый крахмальной скатертью стол, а на нем стояло столько всякого вкусного, что Варя моментально проголодалась. Здесь были и французские сыры, и фрукты, и копченая лососина, и розовая ветчина, и пурпурные раки, а в серебряном ведерке уютно пристроилась бутылка лафита.
    Все-таки и за Луканом следовало признать определенные достоинства.
    Когда подняли первый бокал, вдали глухо зарокотало, и у Вари сжалось сердце. Как она могла до такой степени отвлечься! Это начался штурм. Там сейчас падают убитые, стонут раненые, а она...
    Виновато отодвинув вазу с ранним изумрудным виноградом, Варя сказала:
    - Господи, хоть бы все у них прошло по плану.
    Полковник выпил залпом, сразу же налил еще. Заметил, жуя:
    - План, конечно, хорош. Как личный представитель его высочества ознакомлен и даже в некотором роде участвовал в составлении. Особенно остроумен обходной маневр под прикрытием гряды холмов. Колонны Шаховского и Вельяминова выходят на Плевну с востока. Небольшой отряд Соболева с юга отвлекает на себя внимание Осман-паши. На бумаге выглядит красиво. - Лукан осушил бокал - Но война, мадемуазель Варвара, это не бумага И ничегошеньки у ваших компатриотов не выйдет
    - Но почему? - ахнула Варя.
    Усмехнувшись, полковник постучал себя пальцем по виску.
    - Я стратег, мадемуазель, и гляжу дальше ваших генштабистов. Здесь (он кивнул на свой планшет) копия моего рапорта, еще вчера отправленного князю Карлу. Я предсказываю русским полное фиаско и уверен, что его высочество оценит мою прозорливость по достоинству. Ваши полководцы слишком спесивы и самоуверенны, они переоценивают своих солдат и недооценивают турок. А также и нас, румынских союзников. Ничего, после сегодняшнего урока царь сам попросит нас о помощи, вот увидите.
    Полковник отломил изрядный кусок рокфора, а у Вари вконец испортилось настроение.
    Черные предсказания Лукана оказались верны.
    Вечером Варя и Фандорин стояли у обочины Плевненской дороги, а мимо нескончаемой вереницей следовали повозки с ранеными. Подсчет потерь еще не закончился, но в госпитале сказали, что из строя убыло никак не менее семи тысяч. Говорили, что отличился Соболев, оттянувший на себя турецкую контратаку - если б не его казаки, разгром был бы во сто крат горше. Еще поражались турецким артиллеристам, которые продемонстрировали сатанинскую меткость и расстреляли колонны еще на подходе, прежде чем батальоны успели развернуться для атаки.
    Варя все это пересказывала Эрасту Петровичу, а тот молчал - то ли и сам все знал, то ли пребывал в потрясении - не поймешь.
    Колонна застряла - у одной из повозок отлетело колесо. Варя, старавшаяся поменьше смотреть на покалеченных, взглянула на охромевшую телегу попристальней и ойкнула - лицо раненого офицера, смутно белевшее в светлых летних сумерках, показалось знакомым. Она подошла поближе - и точно: это был полковник Саблин, один из клубных завсегдатаев. Он лежал без сознания, закрытый окр
    Design created by FordogeN