• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREшлом году была какая-то личная трагедия. Кто-то там у него умер - не то сын, не то внук.
    - Да уж не обессудьте, Лаврентий Аркадьевич, - унылым голосом сказал канцлер. - Испытываю сомнения. Слишком авантюрно получается, даже и для господина Дизраэли. А герои подождут. Ожидание награды - приятнейшее из времяпрепровождений. Так что излагайте, а мы послушаем.
    Мизинов молодцевато расправил плечи и, вопреки ожиданиям, обратился не к Фандорину, а к Варе:
    - Госпожа Суворова, расскажите подробно про обе ваши встречи с корреспондентом газеты "Дейли пост" Шеймасом Маклафлином - во время третьего плевненского штурма и накануне прорыва Османа-паши.
    Что ж - Варя рассказала.
    Оказалось, что и царь, и канцлер хорошо умеют слушать. Корчаков перебил только два раза. Сначала спросил:
    - Это какой же граф Зуров? Не Александра Платоновича сын?
    А во второй раз:
    - Так, значит, Маклафлин с Ганецким хорошо знаком, если назвал по имени-отчеству?
    Государь же раздраженно ударил ладонью по столу, когда Варя объясняла про информаторов, которыми обзавелись в Плевне многие из журналистов:
    - Ты мне еще не объяснил, Мизинов, как вышло, что Осман всю армию для прорыва в кулак стянул, а твои лазутчики вовремя не донесли!
    Шеф жандармов заволновался, готовясь оправдываться, но Александр махнул рукой:
    - Потом. Продолжай, Суворова.
    "Продолжай". Каково? В первом классе, и то на "вы" называли. Варя демонстративно выдержала паузу, но все-таки довела рассказ до конца.
    - По-моему, картина ясная, - сказал царь, взглянув на Корчакова. Пускай Шувалов готовит ноту.
    - А я не убежден, - ответил канцлер. - Послушаем выводы почтеннейшего Лаврентия Аркадьевича.
    Тщетно Варя силилась понять, из-за чего у императора и его главного дипломатического советника возникли разногласия. Ясность внес Мизинов.
    Он достал из-за обшлага несколько листков и, откашлявшись, заговорил, очень похожий на зубрилу-отличника:
    - Если позволите, я от частного к общему. Итак. Прежде всего должен повиниться. Все время, пока армия осаждала Плевну, против нас действовал хитрый, жестокий враг, которого моя служба не сумела вовремя выявить. Именно из-за козней этого тщательно законспирированного врага мы потеряли столько времени и людей, а 30 ноября чуть и вовсе не лишились плодов всех наших многомесячных усилий.
    При этих словах император осенил себя крестным знамением
    - Уберег Господь Россию.
    - После третьего штурма мы - а точнее, я, ибо выводы были мои совершили серьезную ошибку. Сочли за главного турецкого агента жандармского подполковника Казанзаки, и тем самым предоставили истинному виновнику полную свободу действий. Ныне не вызывает сомнений, что нам с самого начала вредил британский подданный Маклафлин. Это несомненно агент высшего класса, незаурядный актер, готовившийся к своей миссии долго и обстоятельно.
    - Как этот субъект вообще попал в действующую армию? - недовольно спросил государь. - У вас что, давали корреспондентам визу безо всякой проверки?
    - Разумеется, проверка была, и претщательная, - развел руками шеф жандармов. - На каждого из иностранных журналистов запрашивали в редакциях список публикаций, согласовывали с нашими посольствами. Каждый из корреспондентов - человек известный, с именем, в враждебности к России не замечен. А уж Маклафлин особенно. Я же говорю, очень обстоятельный господин. Он сумел завязать дружеские отношения со многими русскими генералами и офицерами еще во время среднеазиатской кампании. А прошлогодние репортажи о турецких зверствах в Болгарии составили Маклафлину репутацию друга славян и искреннего приверженца России. Между тем, все это время он наверняка действовал по тайной инструкции своего правительства, которое, как известно, относится к нашей восточной политике с неприкрытой враждебностью.
    До поры до времени Маклафлин ограничивался чисто шпионской деятельностью. Он, конечно же, передавал в Плевну сведения о нашей армии,
    Design created by FordogeN