• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREв придорожной корчме, на горном перевале. Грелись у огня, пили горячее вино, и журналиста немножко развезло с мороза.
    - - -------------------(1) Господин младший лейтенант (фр.) - Ах, мадемуазель Барбара, если бы я был не я, - горько усмехнулся д'Эвре, не ведая, что почти дословно повторяет обожаемого Варей Пьера Безухова. - Если бы я был в ином положении, с иным характером, с иной судьбой... - Он посмотрел на нее так, что сердце у Вари в груди запрыгало, как через скакалку. - Я бы непременно посоперничал с блистательным Мишелем. Как, был бы у меня против него хоть один шанс?
    - Конечно, был бы, - честно ответила Варя и спохватилась - это прозвучало как приглашение к флирту. - Я хочу сказать, что у вас, Шарль, было бы шансов не меньше и не больше, чем у Михаила Дмитриевича. То есть никаких. Почти.
    А "почти" все-таки прибавила. О ненавистное, неистребимое, женское!
    Поскольку д'Эвре казался расслабленным, как никогда, Варя задала вопрос, давно ее интересовавший:
    - Шарль, а есть ли у вас семья?
    - Вас, конечно, на самом деле интересует, есть ли у меня жена? улыбнулся журналист.
    Варя смутилась:
    - Ну, не только. Родители, братья, сестры...
    Собственно, зачем лицемерить, одернула себя она. Совершенно нормальный вопрос. И решительно добавила:
    - Про жену, конечно, тоже хотелось бы знать. Вот Соболев не скрывает, что женат.
    - Увы, мадемуазель Барбара. Ни жены, ни невесты. Нет и никогда не было. Не тот образ жизни. Интрижки, разумеется, случались - говорю вам об этом без стеснения, потому что, вы женщина современная и лишены глупой жеманности. (Варя польщенно улыбнулась). А семья... Только отец, которого я горячо люблю и по которому очень скучаю. Он сейчас во Франции. Когда-нибудь расскажу вам о нем. После войны, ладно? Это целая история.
    Итак, выходило, что все-таки неравнодушен, но соперничать с Соболевым не желает. Верно, из гордости.
    Однако это обстоятельство не мешало французу поддерживать с Мишелем дружеские отношения. Чаще всего д'Эвре пропадал именно в отряде у Белого Генерала, благо тот постоянно находился в самом авангарде наступающей армии, и корреспондентам там было чем поживиться.
    В полдень 8 января Соболев прислал за Варей трофейную карету с казачьим конвоем - пригласил пожаловать в только что занятый Адрианополь. На мягком кожаном сиденье лежала охапка оранжерейных роз. Собирая эту растительность в букет, Митя Гриднев изорвал шипами новенькие перчатки и очень расстроился. По дороге Варя его утешала, из озорства пообещала отдать свои (у прапорщика были маленькие, девичьи руки). Митя насупил белесые брови, обиженно шмыгнул носом и с полчаса дулся, моргая длинными, пушистыми ресницами. Пожалуй, ресницы - вот единственное, с чем заморышу повезло, думала Варя. Такие же, как у Эраста Петровича, только светлые. Далее мысли естественным образом переключились на неведомо где скитающегося Фандорина. Скорей бы уж приезжал! С ним... Спокойней? Интересней? Так сразу и не определишь, но определенно с ним лучше.
    Доехали, когда уже смеркалось. Город притих, на улицах ни души, лишь звонко цокали копытами конные разъезды, да грохотала подтягивавшаяся по шоссе артиллерия.
    Временный штаб находился в здании вокзала. Еще издали Варя услышала бравурную музыку - духовой оркестр играл "Славься". Все окна в новом, европейского типа здании светились, на привокзальной площади горели костры, деловито дымились трубы походных кухонь. Больше всего Варю поразило то, что у платформы стоял самый что ни на есть обычный пассажирский поезд: аккуратные вагончики, паровоз мирно попыхивает словно и нет никакой войны.
    В зале ожидания, разумеется, праздновали. Вокруг наскоро сдвинутых разномастных столов с нехитрой снедью, но значительным количеством бутылок пировали офицеры. Когда Варя с Гридневым вошли, все как раз грянули "ура", подняв кружки и обернувшись к столу, за которым сидел командир. Знаменитый белый китель генерала резко контрастировал с черн
    Design created by FordogeN