• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREбъяснил, что контрибуцию взимать не уполномочен. Горбоносый покосился на незапертую дверь в хранилище, почтительно закатил глаза:
    - Понимаю, эфенди. Сто тысяч лир для такого большого человека - сущий пустяк.
    Вести тут разносились быстро. Не прошло и двух часов после ухода сан-стефанских просителей, а к Ак-паше уже прибыла депутация греческих торговцев из самого Константинополя. Эти контрибуции не предлагали, но принесли "храбрым христианским воинам" сладостей и вина. Говорили, что в городе много православных, и просили не стрелять из пушек, а если уж очень надо пострелять, то не по Пере, ибо там магазины и склады с товаром, а по Галате, еще лучше - по армянскому я еврейскому кварталам. Попробовали всучить Соболеву золотую шашку с драгоценными камнями, были выставлены за дверь и, кажется, ушли успокоенные.
    - Царьград! - взволнованно сказал Соболев, глядя в окно на мерцающий огнями великий город. - Вечная недостижимая мечта русских государей. Отсюда - корень нашей веры и цивилизации. Здесь ключ ко всему Средиземноморью. Как близко! Протяни руку и возьми. Неужто опять уйдем не солоно хлебавши?
    - Не может быть, ваше превосходительство! - воскликнул Гриднев. Государь не допустит!
    - Эх, Митя. Поди, торгуются уже тыловые умники, корчаковы да гнатьевы, виляют хвостом перед англичанами. Не хватит у них пороху забрать то, что принадлежит России по древнему праву, ох не хватит! В 29-ом году Дибич остановился в Адрианополе, нынче вот мы дошли до Сан-Стефано. Близок локоть, а не укусишь. Я вижу великую, сильную Россию, объединившую славянские земли от Архангельска до Царьграда и от Триеста до Владивостока! Лишь тогда Романовы выполнят свою историческую миссию и, наконец, смогут от вечных войн перейти к благоустройству своей многострадальной державы. А отступимся - значит, будут наши сыновья и внуки снова проливать свою и чужую кровь, прорываясь к царьградским стенам. Таков уж крестный путь, уготованный народу русскому!
    - Представляю, что сейчас творится в Константинополе, - рассеянно произнес д'Эвре по-французски, тоже глядя в окно. - Ак-паша в Сан-Стефано! Во дворце паника, эвакуация гарема, бегают евнухи, трясут жирными задами. Интересно, Абдул-Гамид уже переправился на азиатский берег или нет? И никому в голову не придет, что вы, Мишель, явились сюда всего с одним батальоном. Если б это была игра в покер, отличный мог бы получиться блеф, с полной гарантией, что противник бросит карты и спасует.
    - Час от часу не легче? - всполошился Перепелкин. - Михаил Дмитриевич, ваше превосходительство, да не слушайте вы его! Ведь погубите себя! И так уж залезли прямо волку в пасть! Бог с ним, с Абдул-Гамидом!
    Соболев и корреспондент посмотрели друг другу в глаза.
    - А что я, собственно, теряю? - Генерал с хрустом сжал пальцы в кулак. - Ну, не испугается султанская гвардия, встретит меня огнем отойду обратно, только и всего. Что, Шарль, сильна ли гвардия у Абдул-Гамида?
    - Гвардия хороша, да только Абдул-Гамид ее от себя нипочем не отпустит.
    - Значит, преследовать не будут. Войти в город колонной, с развернутым знаменем и барабанным боем, я - впереди, на Гульноре, распаляясь, заходил по кабинету Соболев. - Пока не рассвело, чтоб не видно было, как нас мало. И к дворцу. Без единого выстрела! Вынесут мне ключи от Константинополя?
    - Непременно вынесут! - горячо воскликнул д'Эвре. - И это уже будет полная капитуляция!
    - Англичан поставить перед фактом! - рубил рукой воздух генерал. Пока очухаются, город уже русский, и турки капитулировали. А коли что сорвется - семь бед, один ответ. Сан-Стефано захватывать мне тоже никто не дозволял!
    - Это будет беспрецедентный финал! И подумать только, я окажусь непосредственным свидетелем! - взволнованно молвил журналист.
    - Не свидетелем, а участником, - хлопнул его по плечу Соболев.
    - Не пущу? - встал перед дверью Перепелкин. Вид у него был отчаянный - карие глаза выпучены, на лбу капли пота. - Как начальник штаба заявляю протест! О
    Design created by FordogeN