• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86Назад Далее  ПРОЕКТ ОБЩИЙ ТЕКСТ TEXTSHAREадцать лет она приходила в себя после Крымской кампании, еще двадцать лет она будет зализывать раны нынешней войны. И это сейчас, в конце девятнадцатого столетия, когда каждый год значит так много. За двадцать лет Европа уйдет далеко вперед. России же отныне уготована роль второстепенной державы. Ее разъест язва коррупции и нигилизма, она перестанет представлять угрозу для прогресса.
    Тут Варино терпение лопнуло.
    - Да кто вы такой, чтобы судить, кто несет цивилизации благо, а кто гибель?! Государственный механизм он изучал, с вождями знакомился! А с графом Толстым, с Федором Михайловичем Достоевским вы познакомились? А русскую литературу вы читали? Что, времени не хватило? Дважды два это всегда четыре, а трижды три всегда девять, да? Две параллельные прямые никогда не пересекаются? Это у вашего Эвклида они не пересекаются, а у нашего Лобачевского пересеклись!
    - Я не понимаю вашей метафоры, - пожал плечами Анвар. - А русскую литературу, конечно, читал. Хорошая литература, не хуже английской или французской. Но литература - игрушка, в нормальной стране она не может иметь важного значения. Я ведь и сам в некотором роде литератор. Надо делом заниматься, а не сочинять душещипательные сказки. Вон в Швейцарии великой литературы нет, а жизнь там не в пример достойнее, чем в вашей России. Я провел в Швейцарии почти все детство и отрочество, и можете мне поверить...
    Он не договорил - издали раздался треск стрельбы.
    - Началось! Ударили раньше времени!
    Анвар припал ухом к двери, глаза его лихорадочно заблестели.
    - Проклятье, и как назло в этом чертовом хранилище ни одного окна!
    Варя тщетно пыталась унять неистово бьющееся сердце. Гром выстрелов приближался. Она услышала, как Соболев отдает какие-то команды, но не разобрала слов. Где-то закричали "алла!", ударил залп.
    Вертя барабан револьвера, Анвар бормотал:
    - Я мог бы сделать вылазку, но осталось только три патрона... Ненавижу бездействие!
    Он встрепенулся - выстрелы звучали в самом здании.
    - Если наши победят, я отправлю вас в Адрианополь, - быстро заговорил Анвар. - Теперь, видимо, война закончится. Второго этапа не будет. Жаль. Не все получается, как планируешь. Может быть, мы с вами еще увидимся. Сейчас, конечно, вы меня ненавидите, но пройдет время, и вы поймете мою правоту.
    - Я не испытываю к вам ненависти, - сказала Варя. - Просто мне горько, что такой талантливый человек, как вы, занимается всякой грязью. Я вспоминаю, как Мизинов читал историю вашей жизни...
    - В самом деле? - рассеянно перебил Анвар, прислушиваясь к перестрелке.
    - Да. Сколько интриг, сколько смертей! Тот черкес, который перед казнью пел арии, ведь был вашим другом? Им вы тоже пожертвовали?
    - Я не люблю вспоминать эту историю, - строго произнес он. - Знаете, кто я? Я - акушер, я помогаю младенцу появиться на свет, и руки у меня по локоть в крови и слизи...
    Залп грянул совсем близко.
    - Сейчас я открою дверь, - сказал Анвар, взводя курок, - и помогу своим. Вы оставайтесь здесь и ради Бога не высовывайтесь. Скоро все закончится.
    Он потянул засов и вдруг замер - в банке больше не стреляли. Слышалась речь, но непонятно какая, русская или турецкая. Варя затаила дыхание.
    - Я тебе харю сворочу! В уголочке отсиживался, мать-мать-мать! рявкнул унтерский бас, и от этого сладостно-родного голоса внутри все запело.
    Выстояли! Отбились!
    Выстрелы откатывались все дальше и дальше, отчетливо донеслось протяжное "ура!" Анвар стоял, закрыв глаза. Его лицо было спокойным и печальным. Когда стрельба совсем прекратилась, он отодвинул засов и приоткрыл дверь.
    - Всё, мадемуазель Барбара. Ваше заточение окончено. Выходите.
    - А вы? - прошептала Варя.
    - Ферзь пожертвован без особой выгоды. Жаль. В остальном все остается в силе. Ступайте и желаю вам счастья.
    - Нет! - увернулась она от его руки. - Я вас тут не оставлю. Сдайтесь, я буду свидетельствовать на суде в вашу пользу.
    - Чтобы мне зашил
    Design created by FordogeN