• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕи этих словах Фондорин содрогнулся и замолчал.
    - А что дальше было? - поторопил его Митя. - Вы его догнали и стукнули по башке, да?
    "Зачем без нужды прибегать к насилию? Хоть я и был почти что не в себе, однако же помнил, что человек по имени Дрон Рыкалов передо мною пока еще ни в чем не виноват. Отчего же не попытаться применить Доброе Слово?
    Поравнялся я с ним, кричу: "Я по случайности подслушал ваш разговор с тем господином. Верно ли, что вы везете хоронить труп некоего отрока?"
    Дрон удивился моему появлению, а еще более вопросу, однако же ничего опасного не заподозрил. "Верно, отвечает. Только это дело секретное, так что вы уж помалкивайте".
    "A продайте мне сие тело", говорю ему я.
    Он лошадей остановил, вытаращился на меня. Зачем, спрашивает?
    "Я лекарь, мне крайняя надобность для анатомических упражнений. Не поскуплюсь".
    "Продам - что хоронить буду?"
    Ага, думаю. Похоже, договоримся. "Вам же куль не разворачивать. Насыплете взамен мертвеца земли или хоть хворосту. И вам выгода, и мне польза".
    Мои приятель Дрон колеблется. "Да недоросль, сказано, обгорел весь. На что вам головешка?"
    "Ни на что, отвечаю. Мне костяк нужен, костяк то ведь не сгорел?"
    А у самого от чувствительности сердца терпение на исходе. Ну, думаю, еще ломаться будешь, сейчас сшибу с саней, даром возьму.
    Тут Рыкалов и спроси: "Да много ль дадите?"
    "Десять червонцев".
    Он чуть не подпрыгнул от этаких деньжищ, однако ж догадался сказать: "Мой генерал - он знаете какой. Если дело раскроется - мне не жить".
    "Да откуда раскроется-то? Закопают куль, и дело с концом. Ладно, двадцать червонцев".
    И за двадцать золотых он мне тебя продал. Вот часто сетуют, что у нас в России много воруют и всякий служивый человек мзду берет. Я сам по сему поводу часто негодовал. Но ведь, если задуматься, что есть мзда в стране, где законы несовершенны, а свобода унижена? Очеловечивание бесчеловечности - вот что. Где в законных установлениях хромает разумность, немедленно является костыль в виде барашка в бумажке, и сию дисгармонию подправляет. Без этой смазки сухие и грубые жернова, на которых вершится вращение нашего общества, давно бы треснули и рассыпались. Несправедливо, скажешь ты. Согласен. Но деньги все ж беспристрастней и человечней произвола и насилия, ибо..."
    - Данила Ларионович! - взмолился Митя. - Не отвлекайтесь вы! Что дальше-то было? И откуда у вас целых двадцать червонцев?
    - Как откуда? Приняты от тебя, в долг, Разве ты забыл? Ну вот. Подошел я к кулю, хочу веревку развязать, а руки, веришь ли, ходуном ходят. Никак не справлюсь. Дрон подождал-подождал, говорит: "Да забирайте целиком. А то разворачивать - паленым мясом завоняет, я не люблю, меня еще в юности, когда в застенке работал, завсегда от этого тошнило. Давайте я его в ваши сани переложу. А у меня тут внизу еще рогожка лежит, и веревка имеется. Буду деревню проезжать, из какой-нибудь поленницы дров наложу, обмотаю, и ладно будет". Укатил Рыкалов к своему келарю. Я куль трясущимися руками разворачиваю, а внутри ты, и нисколько не обгорелый. Вполне живой, целый. Мирно почиваешь, будто la Belle au bois dormant <Спящая Красавица (фр.)>, и пахнешь усыпляющим раствором.
    Вот тебе и весь мой сказ.
    - А куда мы едем? - спросил Митридат, приподнимаясь и озирая окрестности, вид которых, впрочем, ничего ему не подсказал - поле, лес, деревенька вдали.
    - Теперь, право, все равно, - безмятежно молвил Данила. - Я сбежал из-под ареста. Думал в Москву заглянуть: единственно, чтобы не прибавлять к своим преступлениям еще и самое низменное - воровство. Оставлю казенное имущество, - он кивнул на лошадей, - подле какого-нибудь околотка, и буду совершенно свободен. Я ныне беглый, бродяга. Ты же, дружок, и вовсе не поймешь кто. Персона без имени, существующая на свете без соизволения це
    Design created by FordogeN