• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография
  • Армянское радио анекдоты

    Про Петьку анекдоты

    сумки каталог гмосква

    Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕменя стариком. Мне шестой десяток, а эти лета мудрецы древности почитали возрастом мужской зрело...
    Фраза осталась незаконченной, потому что Пикин вдруг сделал выпад. Это было не вполне правильно, поскольку секундант еще не выкрикнул "En avant!", но в то же время не могло почитаться и явным нарушением артикула - ведь оба противника уже стояли друг к другу лицом и с обнаженным оружием.
    Тяжелый клинок ударился о неубедительную шпажонку Данилы и со звоном отскочил, а Пикину пришлось отпрыгнуть, чтобы не получить удара в грудь. Развивая успех, Фондорин мелко засеменил вперед. Его выставленная рука шевелила одной только кистью, однако шпага перемещалась так стремительно, что казалась подобием серебристого конуса.
    - Шишки еловые! - Капитан-поручик отбежал назад, стал снимать кафтан. - Кажется, будет интересно.
    - Я вам говорю: в фехтовальной науке итальянцы продвинулись значительно далее швейцарцев, - уверил Данила противника, дожидаясь, пока тот выдернет руку из рукава.
    Митя воспрял духом. Если лекарь изучал науку-фехтования столь же усердно, как премудрость дубинного и кулачного боя, то берегись, Пикин.
    Снова сшиблись, только теперь преображенной был осторожней: на рожон не лез, пытался достать врага издали, пользуясь преимуществом в длине клинка. И все же медленно, шаг за шагом отступал.
    Через минуту-другую он уперся спиной в телегу, и Фондорин тут же отошел, жестом приглашая гвардейца вернуться на середину. Пикин снял и камзол, швырнул на солому. Схватились в третий раз.
    Данила качнулся вбок, пропуская выпад капитан-поручика, а сам перегнулся вперед и достал острием ключицу противника. Если б его клинок был на вершок подлинней, тут бы поединку и конец, а так Пикин только шарахнулся назад.
    Сорвал и жилет. На белой рубашке расплывалось красное пятно. Что, выкусил? Это тебе наука, а не душегубство!
    - Куда, оголец? - ухватил Митю за кушак гатчинец. - Затопчут!
    Оттащил от дуэлянтов подальше.
    - Давай, Данила, круши его! - закричал Митя, начисто позабыв об артикуле.
    Фондорин, видно, и сам решил, что хватит. Поднял кисть до уровня глаз, а шпагу, наоборот, направил сверху вниз.
    Выписывая в воздухе свистящие круги, стал апрошировать к преображенцу, переступая все быстрей и быстрей.
    Вдруг, при очередном скрещении клинков, раздался пронзительный звук, словно лопнула струна - проклятая гатчинская спица переломилась!
    Поручик жалобно охнул:
    - Пятьдесят рублей!
    Пикин немедленно перешел от обороны к наступлению - теперь Данила едва успевал отбивать своим обломком мощные удары сверху.
    - Остановить схватку! - заголосил Митя. - Не по правилам!
    И партионный начальник тоже вступился:
    - Господин гвардии капитан-поручик, остановитесь! Вы его убьете, а кто за шпагу заплатит?
    - Прочь! - взревел преображенец. - Уговорено на смерть, значит на смерть!
    Как ужасно всё переменилось! Фондорин был обречен, в этом не оставалось ни малейшего сомнения.
    Пикин сменил тактику. Убедившись, что эфеса и десятивершкового куска стали противнику довольно, чтобы парировать рубящие удары, он перешел к беспроигрышной атаке посредством быстрых коротких выпадов, против которых у Данилы защиты не было.
    Некоторое время тот пятился, уворачиваясь от уколов. Потом остановился.
    - Увы, - сказал обреченный, вытирая пот со лба. - Следует признать, что с таким огрызком наука мантованской школы бесполезна.
    Капитан-поручик дернул усом.
    - Хоть на колени повались, не помилую!
    - Сударь, во всю свою жизнь я вставал на колени только перед иконой, да и того давно уж не делаю. - Фондорин взглянул на свое жалкое оружие. - Пожалуй, придется разжаловать тебя из шпаг в рычаги.
    И вдруг выкинул штуку: достал из кармана платок, быстро обмотал лезвие и взялся за него рукой, так что теперь сломанная шпага была выставлена эфесом вперед. Всё же решил сдаться на милость победителя? Тщетно! Этот не помилует.
    Митя застонал от безнадежности.
    Так
    Design created by FordogeN