• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕасти маленький мир ценой большого?
    Зажмурился.
    Чтоб не раскиснуть, заставил зрительную память показать жителей маленького мира: вот Алтын, вот Эраст, вот Геля.
    Вдруг вспомнилось, как дочка спросила:
    "А как это - душу потерять?"
    Передернулся. Задал бессмысленный вопрос, звучавший с библейских времен бессчетное количество раз. Господи, за что мне такое испытание? Оно выше моих сил. Я не выдержу!
    Потом открыл глаз" и сказал своему отражению: "Я подлец".
    ***
    По договоренности с хозяйкой, уроки должны были занимать два часа перед обедом (воспитание и английский) и два часа перед ужином (английский и воспитание), но с первого же дня сложилось так, что учитель и ученица расставались лишь на время ночного сна, да еще утром, до двенадцати, когда Мира занималась с предметниками. То есть урокам английского-то отводилось столько времени, сколько полагалось по расписанию, но вот "воспитание" растягивалось самым недопустимым образом, поглощая весь вечер, а то и половину ночи - до тех пор, пока гувернер, спохватившись, не отправлял девочку спать.
    Собственно воспитание и обучение изящным манерам происходило урывками, от случая к случаю, как гарнир к главному делу - разработке компьютерной игры про Эраста Петровича Фандорина. Незаконченного "Камер-секретаря" Ника трогать не стал, поскольку та история уже наполовину сложилась, а затеял сочинять новый сценарий.
    В первое утро, пока Миранда была на уроках, сгонял в Москву за необходимыми программами. Убедился, что дома никого нет, и только тогда вошел в квартиру.
    Повздыхал в детской, глядя на аккуратно убранную кроватку Эраста и разбросанные куклы Гели. Жене записки не оставил - просто положил на постель купленную по дороге лилию, символ надежды. Алтын поймет.
    И скорей назад, в Утешительное. Как раз обернулся к назначенному часу.
    Азы программистской науки Мира схватывала на лету, тем более что он не стал утомлять ее техническими деталями - поскорее перешел к рассказу про своего замечательного предка. Вывел на монитор его портрет и был очень доволен, когда девочка воскликнула: "Красивый - помереть!". Даже вульгаризм поправлять не стал.
    Миранде было предложено на выбор три приключения героического сыщика (ни про одно из них сколько-нибудь достоверных сведений не сохранилось, так что простор фантазии не был ограничен): "Эраст Петрович против Джека Потрошителя", "Эраст Петрович в Японии" и "Эраст Петрович в подводном городе".
    К изумлению учителя, выяснив исходные данные каждого из сюжетов, ученица без колебаний выбрала самый кровавый, про Уайтчепельского монстра.
    Сначала Николас решил, что это следствие запоздалого эмоционального развития - нечто вроде ностальгии по детским "страшилкам", которыми, должно быть, пугали друг друга по ночам маленькие детдомовки. Но, узнав свою воспитанницу поближе, он понял, что ночная готика про "Летающие гробики" и "Желтые перчатки" здесь ни при чем. Ангелоподобная инженю с поразительным хладнокровием относилась к вещам, которых обычно так боятся девушки ее возраста: к смерти, крови, страданиям.
    А впрочем, ничего поразительного тут не было. За свою недолгую, да к тому же проведенную в замкнутом пространстве жизнь Мира не раз видела, как мучаются и умирают ее сверстники, ведь многие из них были от рождения болезненны, а казенному уходу, каким бы он ни был добросовестным, далеко до родительского.
    - И лекарства не всегда достанешь, особенно если дорогие, - беспечно рассказывала Миранда, заливая красным цветом лужу крови на месте очередного злодеяния Потрошителя. - Роберт Ашотыч из кожи вон лезет, но он же не волшебник. У меня в третьем классе подружка была, Люсьенка, с пороком сердца. Ждала очереди на операцию, но не дождалась. И Юлик тоже не дождался, пока его в Туапсе переведут, задохся от астмы.
    Роберта Ашотовича она поминала часто. Это был директор интерната - су
    Design created by FordogeN