• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕаясь, распрямился, протер глаза и увидел, что смеются только Данила и Фома, а Любавин стоит бледный, с приоткрытым ртом и смотрит на него, Митю, остановившимся взглядом. Это заметил и Данила, бросился к старому другу. - Что, сердце?
    Мирон Антиохович вздрогнул, отвел глаза. Трудно сглотнул, потер левую грудь.
    - Да, бывает... Ничего, ничего, сейчас отпустит.
    Но и за ужином он был непривычно молчалив, почти не ел, а если и отвечал на Данилины слова, то коротко и словно через силу.
    Наконец Фондорин решительно отодвинул тарелку и взял Любавина за руку. - Ну вот что, братец. Я как-никак доктор... - Посчитал пульс, нахмурился. - Э, да тебе лечь нужно. Больше ста. В ушах не шумит?
    Любавин-младший встревожился не на шутку - сдернул с груди салфетку, вскочил.
    - Да что вы переполошились, - улыбнулся через силу Мирон Антиохович. - В бане перегрелся, эка невидаль. - Глаза его блеснули, улыбка стала шире. - Вот ты, Данила, давеча, в коровнике, мне упрек сделал. Неявный, но я-то понял. Про то, что я своих крестьян, как коров содержу - только о плоти их забочусь, а духом пренебрегаю. Подумал про меня такое, признавайся?
    - Мне и в самом деле померещилось в твоей чрезмерной приверженности к порядку и практической пользе некоторое пренебрежение к...
    - Ага! Плохо же ты меня знаешь! Помнишь, как мы с тобой, еще студиозусами, сетовали на убожество деревенской жизни? Что крестьяне зимой с темна на печь ложатся, иные чуть не в пятом часу, и дрыхнут себе до света вместо того чтоб использовать зимний досуг для пользы или развлечения? Помнишь?
    - Помню, - кивнул Данила. - Я еще негодовал, что иной крестьянин и рад бы чем заняться, да нищета, лучину беречь надо.
    Любавин засмеялся:
    - А как про клобы крестьянские мечтал, помнишь? Где поселяне зимними вечерами, когда работы мало, собирались бы песни играть, лапти на продажу плести или ложки-игрушки деревянные резать?
    Засмеялся и Фондорин:
    - Помню. Молод был и мечтателен. Ты надо мной потешался.
    - Потешаться-то потешался, а нечто в этом роде устроил.
    - Да что ты?!
    Мирон Антиохович хитро прищурился.
    - Между Солнцеградом и Утопией (это другая моя деревня) в лесу стоит старая водяная мельня, от которой зимой все равно никакого прока. Так я там лавки, скамьи поставил, самовар купил. Кто из крестьян хочет - заезжай, сиди. Свечи за мой счет, а если кому баранок или сбитня горячего - плати по грошику. Дешево, а все же не задарма. Пускай цену досугу знают. Там же книги лежат с картинками, кому охота. Станочек токарный, пяльцы, ткацкий станок для баб.
    - И что, ходят? - взволнованно воскликнул Данила.
    - Сначала-то не больно, приходилось силком. А теперь привыкли, особенно молодые. У меня там милицейский дежурит и дьячок из церкви, чтоб не безобразничали. Хочешь посмотреть?
    - Еще бы! - Фондорин немедленно вскочил. - За это заведение тебе больше хвалы, чем за любые хозяйственные свершения!
    Едем! - Но вдруг стушевался. - Извини, друг. Ведь ты нездоров. Съездим в клоб завтра... Хозяин смотрел на него с улыбкой.
    - Ничего, можно ведь и без меня. Фома дорогу покажет. Там и заночуете, а утром вернетесь.
    - Едем? - повернулся Данила к Мите, и видно было, что ему страсть как не терпится на свою осуществленную мечту посмотреть.
    - Конечно, едем!
    Митридату и самому было любопытно на этакую невидаль взглянуть. Крестьянский клоб - это надо же!
    - С Самсошей не получится, - сказал Любавин. - Тропу снегом завалило, только верхами проехать можно, гуськом. Лошади у меня собственного завода, норовистые. Неровен час упадет мальчуган, расшибется. Вдвоем поезжайте. Мне с твоим сыном не так скучно хворать будет, да и Самсону скучать я не дам. Ты, кажется, хотел в микроскоп посмотреть?
    - Неужто? - задохнулся от счастья Митридат. - Тогда я останусь!
    Полчаса спустя он и хозяин стояли в библиотеке у окна и смотрели, как по аллее рысят прочь два всадника - один побольше, второй поменьше.
    Вот они уже и скрыл
    Design created by FordogeN