• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография
  • Анекдоты армянское радио

    Про поручика анекдоты

    Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕись за последним из фонарей, а Мирон Антиохович всё молчал, будто в каком оцепенении.
    Митридата же снедало нетерпение. В конце концов, не выдержав, он попросил:
    - Ну давайте же скорее изучать водяную каплю!
    Тогда Любавин медленно повернулся и посмотрел на мальчика сверху вниз - точь-в-точь так же, как в бане.
    В первый миг Митя подумал, что у Мирона Антиоховича снова схватило сердце, и испугался. Но взгляд был гораздо более долгим, чем давеча, и значение его не вызывало сомнений. Солнцеградский владетель смотрел на своего маленького гостя с нескрываемым отвращением и ужасом, будто видел перед собой какого нибудь склизкого ядовитого гада.
    И тут Митя перепугался еще больше. От неожиданности попятился, но Любавин сделал три быстрых шага и схватил его за плечо. Спросил глухо, с кривой усмешкой:
    - Так ты Данилин сын? - Да... - пролепетал Митя.
    - Тем хуже для Данилы, - пробормотал Мирон Антиохович как бы про себя. - Он думал, я не слыхал, как ты сбежал-то. Не хотел я про это говорить, чтоб не бередить... Надо думать, там, в бегах, это с тобой и случилось. Так?
    - Что "это"? - взвизгнул Митридат, потому что пальцы хозяина больно впивались в плечо. - Дяденька Мирон Антиохович, вам нехоро...
    Второй рукой Любавин зажал ему рот. Нагнулся и прошептал, часто моргая:
    - Тс-с-с! Молчи! Слушать тебя не ведено! Кто ты был раньше, не важно. Важно, кем ты стал.
    Он провел рукой по лбу, на котором выступили капли пота, и Митя, воспользовавшись вернувшейся свободой речи, быстро проговорил - дрожащим голосом, но все же стараясь не терять достоинства:
    - Сударь! Я не возьму в толк, к чему вы клоните? Если мое пребывание здесь вам неприятно, я немедля уеду, единственно лишь дождавшись возвращения Данилы Ларионовича.
    - И говорит не так, как дети говорят. - Мирон Антиохович рванул ворот рубашки. - Родного отца по имени-отчеству... Сомнений нет! Тяжек жребий, но не ропщу.
    Он на миг зажмурился, а когда вновь открыл глаза, в них горела столь неистовая решительность, что Митя, позабыв о достоинстве, заорал в голос:
    - Помогите! Кто-нибудь, помо... На висок ему обрушился крепкий кулак, и крик оборвался.
    ***
    Очнувшись, Митридат не сообразил, где он, отчего перед глазами белым-бело и почему так холодно. Хотел повернуться из неудобной позы - не вышло, и только тогда понял, что его несут куда-то, перекинув через плечо. Услышал хруст снега под быстрыми шагами, прерывистое дыхание, и рассудок разъяснил смысл происходящего: свихнувшийся Любавин тащит свою маленькую жертву через парк.
    Куда? Зачем?
    Что за жизнь такая у маленьких человеков, именуемых детьми? Отчего всякий, кто старше и сильнее, может ударить тебя, обругать, перекинуть через плечо и уволочь, словно некий неодушевленный предмет?
    Дыхание Митиного обидчика делалось все чаще и громче, а шаги медленней. Наконец он остановился вовсе и бросил свою ношу на снег, тяжело сел на корточки, прижал пленника коленом.
    - Куда вы меня, дяденька? - тихо спросил Митя.
    Снизу, на фоне темно-серого неба, Любавин казался великаном с огромной, косматой башкой.
    - К пруду, - хрипло ответил Мирон Антиохович. - Там прорубь. Ты хитер, но и я не промах. Вон гляди. - Он коротко, одышливо рассмеялся и повернул Митину голову назад.
    Там, за деревьями, белели стены дома.
    - Видишь окно открытое? Это твоя спальня. Скажу, уложил тебя спать, а ты через окно сбежал. Данила подумает, что ты снова в уме тронулся. Жалко его, пускай у него надежда останется. Ни к чему ему правду знать.
    Подавляя неудержимое желание закричать от ужаса, Митя спросил еще тише:
    - Почему вы хотите меня убить?
    - Не хочу, а должен.
    Внезапно Любавин нагнулся и снова зажал своему пленнику рот. Секунду спустя Митя услышал приближающийся стук копыт. Кто-то скакал по аллее галопом в сторону дома.
    - Пора, - пробормотал сумасшедший. Вскинул мальчика на плечо, понес дальше.
    - Я ничего дурного не сделал! - крикнул Митя.

    Design created by FordogeN