• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ />- Не лги, сатана, не обманешь! - пропыхтел Мирон Антиохович, продираясь через кусты.
    Вот ветки расступились, и впереди открылась белая поляна с черным пятном посередине.
    Нет, не поляна - пруд, а черное пятно - прорубь!
    Митя забарахтался, закричал - не о помощи, ибо кто ж тут услышит, а от раздутия ЛЕГКИХ. Они, бедные, истово хватали воздух, словно понимали, что это напоследок, что скоро им суждено наполниться жгучей черной водой.
    - Остудись, остудись перед геенной огненной, - приговаривал на ходу Любавин.
    - Стой! - раздалось вдруг сзади. - Мирон, ты что?!
    - Д-Данила! Я здесь! - завопил Митя, выворачиваясь и брыкаясь.
    Любавин перешел на бег, но Фондорин тоже бежал, быстро приближаясь.
    Безумец споткнулся, упал, но Митю из рук не выпустил.
    - Врешь, - шептал он, подтаскивая мальчика к проруби. - Мирон Любавин свой долг знает!
    Видно, понял, что не успеет утопить. Схватил Митю обеими руками за шею, но сжать не сжал. Налетел Данила, отодрал Любавина от жертвы, швырнул в сторону. - Опомнись! У тебя мозговая горячка! Деменция! Я еще за ужином приметил...
    - Зачем ты вернулся? Зачем? - с болью воскликнул тот.
    Бросился было снова на Митю, но Фондорин был начеку - перехватил и больше уже не выпускал.
    - Ну, ну, успокойся, - заговорил он медленно, рассудительно, как бы убаюкивая. - Это я, твой старый товарищ. Это мой сын, Самсон. А тебе что померещилось? Много работаешь, себя не жалеешь, вот и надорвал рассудок. Это ничего, я тебя вылечу...
    - Зачем ты вернулся? - в отчаянии повторял Мирон Антиохович. - Ты все испортил! Зачем ты вернулся?
    - Вернее сказать, почему, - все так же умиротворяюще ответил Данила. - По двум причинам. Дорога через лес оказалась не столь уж узкой и заснеженной. Вполне можно было поехать в санках. А еще я всё думал и не мог понять, с чего это вдруг ты решился малому мальчонке свой драгоценный микроскоп дать. Ведь даже родного сына не подпускаешь. Опять же блеск у тебя в глазах был особенный, знакомый мне по медицинским занятиям. Так глаза горят, когда человек вообразит, что он один в здравом уме, а все прочие безумцы и против него сговорились. У тебя припадок, временное ослепление разума...
    - Это у тебя ослепление! - бессвязно закричал Мирон. - Ты что, не видишь, кто с тобой? Отыскал сына и радуешься? А где он шатался, знаешь? Спрашивал? Так ведь он правды не скажет! Такого наврет, всякий поверит! Послушай меня! Его истребить надо!
    Он рванулся так сильно, что Данила его не удержал, К Мите не подпустил - закрыл собой.
    Тогда Любавин кинулся назад, к дому, истошно вопя:
    - Эй! Эй! Милиция! Кто на часах? Сюда! В ту же минуту в окнах загорелся свет, наружу выбежали несколько человек с фонарями.
    - Бежим! - Данила подхватил Митридата на руки. - Милицейские у Мирона дюжие, шутить не станут.
    Понесся огромными скачками по льду, потом через парк.
    Сзади слышались крики Любавина:
    - Вон там они, вон там! Догнать, схватить, кляпы в рот, обоим!
    Ах, как быстро бежал Фондорин - у Мити только ветер в ушах свистел. Откуда у старого человека столько силы?
    Перед оградой Данила остановился. Митю просунул между прутьев, сам ухватился за острия копий, подтянулся, спрыгнул вниз.
    Долго бежали через снежное поле. Хорошо наст был крепкий, держал. И еще выручила невесть откуда налетевшая метель - подпустила по белому белых завитушек, подхватила беглецов, прикрыла кружевной занавеской.
    На опушке леса Фондорин упал в сугроб, привалился к сосне. Перевел дух.
    Митю прижимал к себе, чтоб не замерз.
    - Ах, горе, ах, беда, - сокрушался Данила. - Один на всю Россию нашелся толковый эконом, крестьянам благодетель, и тот ума лишился. Ты, Дмитрий, на него зла не держи, это не он тебя убить хотел, а его болезнь. Я после непременно к Мирону наведаюсь и вылечу его. Он - живая душа, пускай даже и нездоровая. Ничего, лучше хворая душа, чем когда у человека вовсе нет ни души, ни совести. Это уже не излечишь. Жить без совест
    Design created by FordogeN