• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография
  • Внимание, top100 серверов lineage 2, для вас

    Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕет и всё. А уж потом когда-нибудь, если это "когда-нибудь" настанет, объяснит себе, что первый и главный долг человека - перед своей душой, которая, нравится нам это или нет, принадлежит не маленькому миру, а большому.
    Выпил коньяк залпом, неинтеллигентно крякнул и, топая чуть громче, чем нужно, отправился на хозяйскую половину, к Мирату Виленовичу, пока тот не уехал. Объясниться как отец с отцом.
    ***
    Господин Куценко сидел в кабинете, дожидался, пока переоденется супруга. Смокинг уже снял, был в вельветовых штанах, свитере. Появлению гувернера удивился, но не слишком. Непохоже было, что этот человек вообще умеет чему-либо сильно удивляться.
    - Еще не спите, Николай Александрович? - спросил он. - Хочу вас поблагодарить. Мирочка вела себя просто безупречно. Все от нее в восторге. А главное - она поверила в свои силы. Я знаю, как ей было тяжело, но девочка она с характером, перед трудностями не пасует.
    Вот как? Оказывается, этот небожитель наблюдателен и затеял прием неспроста.
    Тут взгляд чудо-доктора устремился куда-то вниз, брови слегка поднялись. Николас спохватился, что так и не выпустил из руки бутылку.
    - Не думайте, я не пьян, - отрывисто сказал он и запнулся.
    Куценко его не торопил. Перед Миратом Виленовичем стояла шахматная доска - он коротал время, не то разрабатывая партию, не то изучая какой-то мудреный этюд. Ну разумеется - самое естественное хобби для интровертного человека незаурядных интеллектуальных способностей.
    - Не уезжайте, - наконец справился с волнением Фандорин. - Нельзя. Мирочка, то есть Миранда в опасности. Я... я должен вам кое-что рассказать. Только не перебивайте, ладно?
    Мират Виленович не перебил его ни разу, хотя говорил Николас сбивчиво и путано, по несколько раз возвращаясь к одному и тому же. На рассказчика Куценко смотрел только в первую минуту, потом, словно утратив к нему всякий интерес, уставился на доску с фигурами. Даже когда исповедь закончилась, доктор не подал виду, что потрясен услышанным. Сидел всё так же неподвижно, не сводя глаз с клетчатого поля.
    Фандорин был уверен, что это ступор, последствие шока. Но минуты через полторы Мират Виленович вдруг взял коня и переставил его на другое поле, сказав:
    - А мы на это вот так.
    - Что? - переспросил Николас.
    - Гарде конем, - пояснил Куценко. - Белые вынуждены брать, и моя ладья выходит на оперативный простор.
    Магистр смотрел на железного человека, не зная, что и думать. А тот внезапно порывистым движением сшиб с доски фигуры, вскочил и отошел к окну. Значит, все-таки не железный.
    Мират Виленович стоял так еще несколько минут, держа стиснутые кулаки за спиной. Николас смотрел, как сжимаются и разжимаются длинные пальцы хирурга. Сам помалкивал, не мешал человеку обдумывать трудную ситуацию.
    - Ну вот что, - сказал Куценко совершенно спокойным тоном, обернувшись. - Первое. Я высоко ценю вашу откровенность. Понимаю, чего вам стоило прийти ко мне. И скажу только одно: вы не пожалеете о своем решении. С этого момента я беру вас под свою защиту. И вообще... - Он смущенно закашлялся - видно, не привык говорить эмоционально. - Я не люблю расширять свой ближний круг, потому что считаю себя человеком ответственным. В том смысле, что за каждого из близких мне людей я отвечаю. Полностью - всем, что имею. Так вот, Николай Александрович, считайте, что вы в этот круг вошли. И всё, хватит об этом. - Он поднял руку, видя, как взволнованно задрожали губы собеседника. - Давайте я введу вас в курс проблемы, а потом уж будем принимать конкретные решения. Садитесь.
    Они сели в кресла друг напротив друга.
    - Значит, мы оба - и я, и Ястыков - были приговорены к смерти какими-то полоумными "мстителями"? Референты наверняка выкинули бумажку с идиотским приговором, не придали ей значения. Сумасшедшие мне пишут довольно часто. Но я выясню. Когда, вы говорите, это было?
    - Сейчас. Я переписал с листка в записную книжку. Вот: директор АО "Фея Мелузина"
    Design created by FordogeN