• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕбудет.
    Он снял сюртук, надел на Митю - и вправду получился плащ, а то даже и шинель до самых пят.
    - Плохо, что обувь у тебя непригодна для зимней натуры, - вздохнул Фондорин. - Хотя что ж, воспитаннику ее царского величества зазорно идти собственными ножками. Пожалуйте на коня, сударь мой. Он хоть и стар, да вынослив.
    Взял Митю на руки, прижал к груди.
    - Так и мне теплей. Ну, вперед! И с песней, как положено на марше. Слушай. Я спою "Гимн Злато-Розовому Кресту", хорошая песня.
    Зашагал по снегу, распевая во всё горло, и только отплевывался, когда рот забивало снегом.
    Вотще ярятся непогоды,
    Вотще грозит нам воли враг.
    Не променяем мы свободы
    На корку хлеба и очаг.
    Плыви безбрежным океаном,
    Который самый ты и есть.
    Блюди с усердьем непрестанным
    Три слова: Ум, Добро и Честь.
    Что глад, что хлад, ранящи стрелы
    Тому, кто видит ясну цель.
    Ничто пред Разумом пределы,
    Челну ничто коварна мель!
    Песня была хорошая, бодрая, с неисчислимым количеством куплетов. Митя сначала слушал, а потом перестал, потому что вдруг увидел перед собой бурливые воды с пенными гребешками, а вдали, на самом горизонте, белый парус. В небе сияло жаркое солнце - не желтое, а красное. Оно было как живое:
    Мерно сокращалось и разжималось. Приглядевшись, он увидел, что при каждом разжатии оно выталкивает из себя горячие лучи, которые потом растекаются по всей небесной сфере. Да это не солнце, это же сердце, догадался Митя. А прислушавшись к биению необыкновенного светила, понял штуку еще более диковинную: не просто сердце, а его собственное, Митино сердце. Тут же сам себе объяснил: если внутри меня безбрежный океан, то чему же быть солнцем, как не сердцу? И успокоился по поводу сего феномена, стал на парус смотреть.
    По океану, стало быть, плыла ладья. На палубе всего один человечек, вовсе маленький. Митя прищурился и увидел отважного мореплавателя совсем близко. Ба, так это же Митридат Карпов, собственной персоной! Какое у него испуганное лицо, как тревожно озирается он по сторонам! Не иначе потопнуть боится.
    Дурачина, хотел крикнуть своему двойнику Митя. Чего страшишься? Как это возможно - в самом себе потопнуть? Ничего не бойся, гляди вокруг без страха!
    Но маленький моряк не слышал. Его мучили жажда и голод, он изнывал от палящего зноя.
    - Воды, - шептал он пересохшими губами. - Ох, жарко!
    Здесь Митя очнулся. Увидел пустую дорогу, вихрящийся снег и совсем близко лицо Данилы. Тот прижался к Митиному лбу ледяной щекой.
    - Э, сударь мой, да у тебя чело хоть трут зажигай. Господи-Разум, где ж тут жилье?
    Пустыня сибирская! А всего-то сотня верст до Москвы.
    И ветер как завоет, как сыпанет холодной крупой по лицу!
    Нет уж, лучше жара и море.
    Митя снова закрыл глаза и в тот же миг почувствовал, как его обдувает горячий, соленый бриз. Опыт и чутье бывалого моряка подсказали: приближается ураган. Он оглянулся и затрепетал. С дальнего края неба, стремительно разрастаясь, неслось облако. Оно быстро меняло цвет и форму. И море сразу потемнело, лодку закачало из стороны в сторону.
    Здесь должен быть остров, Митя твердо это знал. Привстал на цыпочки и увидел в отдалении желто-зеленую кочку, торчавшую над волнами.
    Туда, скорей туда!
    Он бросился к кормилу, навалился всем телом. И пошла гонка - кто скорей: туча или челн.
    Бег наперегонки длился нескончаемо долго, так что уж и силы были на исходе.
    Всего один раз кормщик оторвался от руля - чтоб глотнуть воды из глиняного кувшина.
    Но влага оказалась не освежающей, а горькой, противной.
    Митя даже заплакал от обиды и разочарования.
    Вдруг увидел над собой Данилу - отощавшего, с серой щетиной на лице. - Пей, - сказал Данила, - пей.
    Н всё это не имело касательства до главного: успеет ли Митя достичь острова, прежде чем грянет буря.
    Раздутый парус щелкал и хлопал, того и гляди лопнет, но пока держался. А ветер всё крепчал. Ни в одной книге Митя
    Design created by FordogeN