• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕлгорукого, был простой, не заблудишься: от Тверской заставы всё прямо, до Страстного монастыря, а там налево, вдоль бывшей Белогородской стены, где Сенная площадь.
    Долго ли, коротко ли, но дошли-таки. Встали перед чугунной, ажурного литья решеткой. Вот он, дом с ионийскими колоннами, с дремлющим каменным львом над лестницей. Где-то там Павлина - чай пьет или, может, музицирует. Только близок локоть, а не укусишь. Сунулись в ворота - какой там. Приворротный служитель на оборванцев замахал руками, ничего слушать не хочет. Фондорин спрашивает:
    - Дома ли ее сиятельство Павлина Аникитишна?
    А тот ругается, говорить не желает.
    Митридат ему:
    - Скажите Павлине Аникитишне, это Митя с Данилой Ларионычем. Она рада будет.
    - Ага, - гогочет проклятый. - То-то гости дорогие. Кофе-какавы вам поднесет. А ну кыш отседова! Стойте, где все стоят, дожидайтеся!
    А в сторонке таких голодранцев целая кучка. Жмутся друг к дружке, притоптывают от холода. Один крикнул:
    - Что, съели? Есть же наглые. В ворота поперлись!
    Другой пожалел:
    - Сюда идите. Барыня скоро выедут. Она добрая, каждому подаст. Усмехнулся Фондорин, горько так.
    - Видишь, друг мой, не больно-то нас здесь ожидают. Женщины - создания нежные, но краткопамятные. Чем ранее ты это усвоишь, тем менее будешь страдать в зрелые лета. Идем прочь.
    - Нет, Данила, подождем! - взмолился Митя. - Может, она и правда скоро выедет!
    - И подаст нам милостыню? - едко спросил Фондорин.
    Однако не ушел - встал в сторонке, сложив руки на груди. Драный тулуп предоставил в полное Митино владение. Так и стоял гордо, прикрыться половинкой овчины не желал.
    А полчаса спустя ворота отворились и на улицу выехала обитая медвежьим мехом карета с двумя форейторами, по-англински.
    Нищие к ней так и кинулись.
    Экипаж остановился, приоткрылось окошко, и тонкая рука в перчатке стала подавать каждому по монетке, никого не обошла.
    - Что ж, - вздохнул Данила. - По крайней мере, у нее жалостливое сердце.
    - Пойдем же, пойдем! - тянул его за собой Митридат.
    Фу, какой упрямый!
    Сбросил тяжелый тулуп, подбежал к экипажу, но от волнения не мог произнести ни слова - так стиснуло дыхание.
    - Ну, кто там такой боязливый? - донесся знакомый чудесный голос, а в следующее мгновение из окошка выглянула и сама Хавронская.
    - Ax! - вскричала она, увидев Митю. - Вот, прибыли, - глухим голосом сказал подошедший Данила, положив Мите руки на плечи. - Я свое обещание исполнил. Однако, ежели вам...
    Звонкий крик заглушил его слова:
    - Нашлись! Матушка-Богородица, нашлись! Графиня порывисто толкнула дверцу, та распахнулась, да так стремительно, что сшибла обоих бродяг в сугроб. Павлина, прекрасная как сказочная фея - в собольей шубке, из-под которой посверкивало воздушно-серебристое платье, в атласных туфельках - выпрыгнула из кареты, кинулась целовать Митю, потом повисла на шее у онемевшего Данилы.
    - Уж не чаяла! - восклицала она, одновременно плача и смеясь. - Молилась, все коленки истерла! Сжалилась Заступница!
    Живы! Оба!
    Тут же, безо всякого перехода, впала в ярость - заругалась на привратника:
    - Анбесиль! Кошон! Почему они здесь, на холоде? Я же тысячу раз говорила! Челядинец рухнул на колени:
    - Вашсиясь! Вы говорили, дворянин в дормезе! С ангельским дитятей! А эти, сами изволите видеть, рванье рваньем!
    - Ох, выдрать бы тебя! - замахнулась на него Павлина и тут же забыла о мизерабле, заохала на Митю.
    - Худенький какой! А грязный-то, ужас!
    - В-дороге с нами приключилась небольшая... - начал объяснять Фондорин, но графиня не стала слушать.
    - После, после расскажете. Эй, Филип! - крикнула она кучеру. - К Мавре Гавриловне на суаре не поеду, распрягай. Вас, Данила Ларионович, отведут в дядину гардеробную. Подберите себе платье на первое время и ступайте в баню. От вас козлом пахнет. Ужас, во что вы превратились! Я тебя, мой кутенька, сама помою, никому не отдам. Да, сладенький? Да, лялечка? Пло
    Design created by FordogeN