• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕогда она всё мне рассказала. Сгоряча сел писать всеподданнейшую жалобу государыне. А утром, на ясную голову, перечел и порвал. Почему, спросите вы? А потому что верных доказательств нет. Какие-то разбойники в лесу напали на карету, убили слуг. В одном из злодеев Павлина узнала зуровского адъютанта. Так что с того? Адъютант отопрется, а иных свидетелей нет. Если, конечно, не считать, сего чудесного карапуза. - Долгорукой улыбнулся и сделал Мите козу. - Да хоть бы и были свидетели. Кому поверит царица - обожаемому Платоше или им? Конечно, подозрение против Фаворита у нее останется. А от неуверенности и подозрительности ее величество обыкновенно впадают в гнев. На кого он обрушится? На тех, кто осмелился огорчить богоподобную монархиню. То есть на саму же Павлину, а также... А также на ее родню, - вполголоса закончил губернатор.
    Наступила тишина, прерываемая лишь потрескиванием дров в камине.
    - Что ж, по крайней мере откровенно. - Фондорин поднялся. - Ежели бы я имел счастье находиться на вашем месте и обладал правом попечительствовать чести Павлины Аникитишны, я поступил бы иначе. Но, как говорится, бодливой корове... - Он поклонился разом и хозяину, и его племяннице. - Мое обещание выполнено. Дмитрия я к вам доставил.
    Позвольте мне откланяться. Одежду я верну вашему сиятельству, как только обзаведусь собственной. Желаю вам, сударыня, всяческого благополучия. Могу ли я на прощанье перемолвиться несколькими словами с мальчиком?
    Хавронская порывисто встала и протянула к Даниле руки, но что она хотела ему сказать, осталось неизвестным, потому что в эту минуту в салон вошел лакей и громко объявил:
    - К ее сиятельству действительный статский советник Метастазио, прибывший из Петербурга. Просят принять.
    Павлина рухнула обратно в кресло. Кровь отлила от ее лица, и розовое платье уже не так шло ей, как прежде.
    Долгорукой, наоборот, привстал. Фондорин же замахал на лакея руками, но и он от потрясения не мог вымолвить ни слова.
    Если явление Фаворитова секретаря повергло в такую растерянность взрослых, что уж говорить о Митридате? Он сполз с кресла на пол и сжался в комочек.
    Лакей попятился от Данилиных взмахов.
    - Сказать, что ее сиятельство не принимают? Боязно. Очень уж важный господин.
    - Как можно? - встрепенулся Давыд Петрович. - Проси пожаловать.
    Митя опрометью кинулся к двери, но на пороге обернулся и был устыжен.
    Фондорин и Долгорукой, оба с одинаково нахмуренными лбами, стояли по сторонам от Павлины Аникитишны, готовые защищать ее от злодейства.
    Хорош рыцарь Митридат!
    И воротился в салон, хоть не самым геройским манером. Забился за угол камина, где тень погуще, да еще отгородился экраном.
    Господи Боже мой, на Тя уповах, спаси мя от всех гонящих мя и избави мя!
    Слова молитвы замерли на устах. В комнату, ступая важно и властно, вошел главный Митин зложелатель.
    Он держался совсем не так, как в Зимнем дворце, да и выглядел иначе.
    Там-то Еремей Умбертович всё улыбался, ходил скользящей походкой, одевался скромно, безо всякой пышности.
    А ныне на его груди, перетянутой муаровой лентой, сияла бриллиантовая звезда. Подбородок итальянца был задран кверху, каблуки громко стукали по паркету, и любезной улыбкой себя он не утруждал.
    Оглядев салон (на каминном экране, благодарение Господу, своим черным взглядом не задержался), Метастазио сказал:
    - Да здесь целое общество. Мое почтение, графиня. Вас, князь, я знаю. А кто этот господин?
    - Данила Ларионович Фондорин, мой друг, - ответила Хавронская как можно суше, и голос нисколько не дрожал.
    Зуровский секретарь резко обернулся к Фондорину и попытался испепелить его своим медузьим взором - прямо молниями ожег. Наслышан, стало быть, от Пикина. Но Данила ничего, ужасный взгляд вынес, своего не отвел. Постояв так с полминуты, Метастазио столь же резко отвернулся от неустрашимого противника и перестал обращать на него внимание.
    На церемонии с губернатором времени тратить не стал. С
    Design created by FordogeN