• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕразу обратился к Павлине Аникитишне:
    - Мадам, я явился к вам по поручению Весьма Значительного Лица (впрочем, отлично вам известного) и хотел бы побеседовать приватно, с глазу на глаз.
    - Я имею к дяде и Даниле Ларионовичу полный конфиянс, - ледяным тоном молвила графиня. - Ежели упомянутое вами лицо хочет молить меня о прощении, то напрасно. Передайте, что...
    - Кому нужно ваше прощение? - перебил ее Метастазио. - Я прибыл не за тем. Бросьте представлять Орлеанскую Девственницу. Ваше упрямство сводит Весьма Значительное Лицо с ума, а это создает опасность важнейшим государственным интересам. Я потому говорю это прямо при вас, - полу обернулся он к Долгорукому, - что строптивость племянницы вам первому окажет дурную услугу. Вот, князь, случай либо вознестись на самый верх, либо лишиться всего.
    Губернатор вспыхнул от наглости угрозы, но словесно не возмутился, лишь закусил губу.
    - Графиня, как только Весьма Значительному Лицу донесли, где вы находитесь, он хотел немедленно мчаться сюда. Сие было бы истинной трагедией для всех персон, имеющих касательство к этой истории. Насилу я отговорил его, пообещав, что доставлю вас сам. Я ехал без остановок, спал в экипаже, отчего у меня произошла жестокая мигрень и констипация в кишках. Я чертовски зол и не желаю выслушивать никаких женских глупостей. Собирайтесь и едем!
    Он шагнул к Хавронской и потянулся взять ее за руку, но путь ему преградил Фондорин.
    - Я лекарь, - сказал он скрипучим от ярости голосом, - и знаю отличное средство, которое навсегда вас избавит от констипации и мигрени. Убирайтесь, пока я не приступил к лечению. Павлина Аникитишна никуда не поедет!
    Метастазио спокойно смотрел в глаза графине, не удостоив Фондорина даже взглядом.
    - Подумайте хорошенько. Этого человека не слушайте, он всё равно что мертвец, про него уже всё решено. От вас зависит ваша собственная судьба и счастье ваших близких. Ну же, - нетерпеливо прикрикнул он, - полно ломаться! Я жду ответа.
    - Вы слышали его из уст господина Фондорина, - произнесла Павлина с улыбкой и взяла Данилу под руку.
    Итальянец ничуть не стушевался - кажется, именно этого и ждал.
    - Что ж, князь, - обратился он к Долгорукому, - тогда у меня дело до вас. Государственное и посторонних ушей не терпящее. Мы побеседуем здесь или вы сопроводите меня в иное место?
    Давыд Петрович настороженно посмотрел на Метастазио и нехотя поднялся, опираясь на палку.
    - Если разговор официальный, прошу в кабинет.
    - Нет-нет! - Павлина тоже встала. - Оставайтесь. До кабинета нужно пройти дюжину комнат, а я знаю, что ваша подагра, милый дядюшка, не располагает к долгим прогулкам. Данила Ларионович, не проводите ли вы меня в библиотеку?
    - Буду счастлив.
    Фондорин бросил грозный взгляд на петербуржца и повел графиню прочь.
    Митя с радостью последовал бы за ними, но был вынужден остаться в своем жарком укрытии.
    Итальянец подождал, пока за дверью стихнут шаги, и сел рядом с князем.
    - Сударь, - заговорил он быстро, напористо. - Ваша племянница красива, но глупа. Не будем тратить время на пустяки. Поговорим лучше о будущем империи, как подобает людям государственным. Известно ли вам, что ее величество слаба здоровьем и не сегодня-завтра умрет?
    - Как? - вздрогнул Долгорукой. - Неужто дела так плохи? Адмирал Козопуло давеча в узком кругу рассказывал, что лишь своими стараниями поддерживает в государыне жизненную силу, однако я не принял его болтовню всерьез. Неужто...?
    - Да. Ее дни сочтены. Великая эпоха близится к концу. Что последует дальше - вот в чем вопрос. Каким станет новое царствование? Эрой света и справедливости или торжеством безумия? Платону Александровичу известны ваши просвещенные взгляды, и в вашем ответе я не сомневаюсь.
    - Да, конечно, я за свет и справедливость, - подтвердил губернатор, - однако не могли бы вы выразить свою мысль яснее?
    Секретарь кивнул:
    - Извольте. Кто: Внук или Наследник? Яснее и короче, по-моему, некуда.

    Design created by FordogeN