• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ- Право, не знаю, - тихо молвил Давыд Петрович. - Мы, московские, далеки от большого света, питаемся все больше слухами и мнениями петербуржских друзей...
    - Внук, - отрезал Метастазио. - Только он. Наследник вздорен, капризен. Наконец, просто не в своем уме!
    - Но разве возможно, чтобы вопреки прямому порядку наследования... Секретарь снова перебил:
    - Если в момент кончины великой императрицы Платон Александрович все еще будет в силе, то очень возможно и даже неизбежно. Беда в том, что светлейший помешался из-за вашей племянницы и дурит. Он болен от страсти. Если немедленно не получит требуемого лекарства, то погубит и себя, и будущее России. Так помогите же ему получить эту малость! - Метастазио наклонился и схватил князя за локоть. - Вы можете это сделать! Я прихожу в бешенство, когда начинаю думать, от каких пустяков зависят судьбы великой державы! А также и наши с вами судьбы.
    - Наши? - переспросил губернатор с особенным выражением.
    - Да! Вы, верно, думаете, что я забочусь только о своей участи? Разумеется, я себе не враг. И если воцарится злейший недруг моего покровителя, судьба моя будет печаль на. Но и вам несдобровать. Ваши контры с Озоровским известны. Он заодно с Прохором Масловым, а Маслов один из всего двора оказывает Наследнику знаки внимания. Начальник Секретной экспедиции поставил на Гатчинца, сомнений в том нет! Поверьте хорошо осведомленному человеку:
    Озоровский мечтает от вас избавиться, шлет, о вас губительнейшие реляции, и если вы до сих пор еще держитесь на своей должности, то лишь благодаря расположению к вам Платона Александровича. При победе партии Наследника вас ждет немедленная отставка и опала.
    Давыд Петрович расслабил галстух, словно ему вдруг сделалось душно.
    - Я... я должен посоветоваться со своими друзьями...
    - Лучше станьте нашим другом, и тогда Москва будет принадлежать вам. Город нуждается в твердой, но просвещенной руке. Так что?
    Давыд Петрович молчал.
    Не устоит, перекинется, боялся Митридат.
    У него за спиной, в камине, громко стрельнуло, и Митя непроизвольно дернулся.
    Ох!
    Экран качнулся, грохнулся на пол, и взорам обернувшихся политиков предстал малый отрок с выпученными от ужаса глазами.
    - Impossibile! - пробормотал Метастазио. - Откуда он здесь?
    Стало быть, про Данилу побежденный Пикин ему рассказал, а про Митридата нет. Получается, что капитан-поручик не вовсе пропащий?
    - Это Митюша, воспитанник племянницы, - успокоил петербуржца хозяин. - Он совсем еще дитя, не тревожьтесь. Затеялся в прятки играть. Ступай, душа моя, побегай в ином месте. Видишь, мы с этим господином...
    Итальянец проворно вскочил, двинулся к Мите.
    - А-а!!!
    Захлебнувшись криком, рыцарь Митридат припустил вдоль стены, пулей вылетел за дверь.
    Сам не помнил, как пробежал длинной анфиладой. Ворвался в библиотеку с воплем:
    - Данила! Он меня видел!
    Фондорин и Павлина, сидевшие на канапе бок о бок, оглянулись.
    - Кто? - рассеянно спросил Данила, и вид у него был такой, будто он не сразу узнал своего юного друга.
    - Метастазио! Он хотел меня схватить! Он такой, он не отступится! И князь Давыд Петровича оплел, интриган! Mon Dieu, je suis perdu!<Боже, я погиб! (фр.)>.
    Графиня пронзительно завизжала, испуганно глядя на Митридата.
    Он хотел приблизиться к ней, но она заверещала еще пуще, замахала руками.
    - Минуту, друг мой! - сказал ему Данила. - Это истерика. Ваше неожиданное красноречие напугало Павлину Аникитишну. Сейчас, сейчас. Есть одно средство...
    Он звонко шлепнул графиню по щеке, и она тут же смолкла, ошеломленно глядя уже не на Митю, а на обидчика. Ее ротик задрожал, но прежде, чем из него исторгся новый вопль, Данила наклонился и поцеловал - сначала ушибленное место, а затем и губы, лишив их возможности производить дальнейший шум.
    Средство, действительно, оказалось удачным. Рука графини немного пометалась в воздухе, потом опустилась Даниле на плечо и осталась там.
    - Ну
    Design created by FordogeN