• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕНа офицера же науки не пожалел: заехал ему в лоб от души, со звоном. Оттого капитан оказался на полу не в сидячей, а в лежачей позиции, глаза закрыл и руки раскинул в стороны.
    - Я свершил насилие над слугами закона, - грустно молвил Данила. - Того самого закона, к уважению которого всегда призывал. Капитан справедливо предупреждал меня - ныне я преступник перед обществом и отвечу за свое деяние.
    Стражники смотрели на него снизу вверх со страхом. Зашибленные уши (у одного правое, у другого левое) сделались багровыми и оттопырились.
    - Не трепещите, честные служаки, - обратился к ним оскорбитель закона. - Я предамся в ваши руки и выполню долг гражданина, но прежде того я обязан выполнить долг человека. Вы ведь согласны со мною, что сей последний долг выше первого?
    - Так точно, ваше благородие! - гаркнул один из полицейских.
    Второй же просто закивал, но многократно и весьма усердно.
    - Вот, видишь, Дмитрий, - просветлел лицом Фондорин. - При посредстве Науки и Доброе Слово до умов доходит лучше.
    - Только не до ума капитана Собакина, - показал Митя на бесчувственное тело.
    - О нем не беспокойся. Я всего лишь произвел в его краниуме небольшое сотрясение, отчего умягчится мозговая субстанция. Упрямцу это будет только на пользу, ибо мозг его недовольно гуттаперчев. Друзья мои, положите своего начальника в кресло. Я сделаю ему два маленьких надреза под ушами, чтоб в голове, упаси Разум, не застоялась кровь. Да не пугайтесь вы! Я лекарь и знаю, что говорю.
    Оказав помощь раненому, Данила положил руки на плечи полицейским - самым благожелательным образом, но оба тотчас снова затряслись.
    - Скажите, братцы, вы сюда пришли пешком?
    - Никак нет, ваше благородие! На санях приехали!
    - Вот и превосходно. У меня к вам сердечная просьба. Прежде чем вы меня арестуете, давайте доставим этого ребенка к родителям. Могу ли я рассчитывать на ваше добропонимание?
    Ответ был утвердительным, да таким скорым и пылким, что Фондорин чуть не прослезился.
    - Едем же! - воскликнул он. - Не будем терять времени, ведь уже восьмой час, а дорога неблизкая. Что, ребята, хороши ль в полиции лошади?
    - У нас в Тверской части лучшие на всю Москву!
    В передней Данила потребовал для Мити какую-нибудь из княжьих шуб, покороче, себе же взял плащ полицейского офицера, сказав, что не желает ничем более одалживаться у бесчестного хозяина. Лакеи, уже осведомленные о печальной участи капитана Собакина, выполняли фондоринские указания безо всяких прекословии.
    - А попрощаться с Павлиной? - тихо спросил Митя.
    Данила затряс головой:
    - Нет, не нужно! После того, что меж нами случилось... И зная о том, что ее ожидает... Нет, нет... Сердце хрупкий механизм. Если подвергать его попеременному воздействию огненного жара и ледяного холода, оно может лопнуть. Прочь, прочь отсюда!
    И, взяв Митю за руку, выбежал из дверей. Полицейские послушно топали сзади.
    Когда подъехали к Драгомиловской заставе, где горели фонари и блестели штыки гарнизонных солдат, Данила сказал стражникам, сидевшим бок о бок на облучке:
    - Друзья мои, я не желаю вам зла, но если вы вздумаете кликнуть своих товарищей, я поступлю с вами, как с вашим начальником, и даже суровей.
    - Мы ничего, ваше благородие, - ответили те, - мы смирненько.
    За Кунцовым от теплой шубы и быстрой, укатистой езды Митридата заклонило в сон. Перед затуманившимся взором уже поплыли смутные химеры, но Данила вдруг толкнул спутника.
    - Я вновь провинился перед тобой! - застонал он. - О, проклятый себялюбец! Я думал только о себе и своих терзаньях, про тебя же забыл! Я не дал тебе с нею попрощаться! Можешь ли ты простить меня? Конечно, не можешь! Эй, стойте! Мы поворачиваем назад!
    Насилу Митя его укротил.
    Потом Митридата растолкали в белом поле, под черным небом, невесть где. Показалось, минутку всего и дремал, а Данила говорит:
    - Снегири проехали. Дальше без тебя никак. Говори, туземный житель, куда поворачивать.
    А эт
    Design created by FordogeN