• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография
  • symptoms of yeast infection

    Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕбудет хрен с кисточкой, ясно?
    Если бы девочка говорила дальше, размахивала руками, визжала, ее, наверное, стали бы запугивать, но она больше не произнесла ни слова. Набычилась, выпятила вперед подбородок, и стало ясно, что нужно или убивать ее на месте, или соглашаться.
    Жанна разглядывала Миру с интересом.
    - В сущности, - протянула специалистка по любопытным ситуациям, - что он такого уж особенного знает? Ну, меня видел. Так не он один. Это ерунда. За мной гоняться все равно что за ветром в поле.
    - Мне это не нравится, - качнул головой Ястыков. - Против моих правил. Он смотрел, слушал. Был лишний трёп. Нет-нет.
    И тут Мира выкинула номер. Схватила со стола канцелярские ножницы, что было мочи оттянула свой розовый язычок и замычала - нечленораздельно, но смысл мессиджа был очевиден: сейчас отрежу.
    Ястыков посмотрел-посмотрел на эту эффектную картину, поморщился.
    - Ну вот что, Николай Александрович, - сказал он весомо и мрачно. - Если ваши дети станут себя плохо вести и вам захочется от них избавиться, просто расскажите кому-нибудь, всё равно кому, о том, что вы здесь видели и слышали. Я немедленно об этом узнаю и пойму ваш намек. Окей?
    До сего момента Фандорин крепился, старался держаться мужчиной, а теперь побледнел, задрожал. Возвращение к жизни, на которой ты уже поставил крест, - процесс не менее мучительный, чем расставание с ней. Воспитанница Краснокоммунарского детдома только что совершила невозможное - добилась помилования для осужденного смертника. И как просто! Несколько коротких фраз, смехотворная выходка с ножницами, и ты спасен.
    Во всяком случае, приговор отменен хотя бы на словах.
    ***
    Ровно в полдень Фандорин поднялся на второй этаж "Кофе Тун", что на Пушкинской площади. Поискал взглядом Мирата Виленовича, не нашел.
    За четырьмя дальними столиками сидели крепкие молодые люди в костюмах и галстуках, перед каждым нетронутая чашка эспрессо. Один приподнялся, помахал рукой. Николас приблизился, узнал: охранники из Утешительного. Тот, что подозвал его жестом, молча показал на пятый столик, расположенный между остальными. Ника кивнул, сел. Второй стул пока был пуст. Господин Куценко еще не прибыл.
    Минуты три ничего не происходило, только подошла официантка и спросила:
    - Вы вместе? Тоже эспрессо?
    Он рассеянно кивнул, разглядывая охранников. Четверо не отрываясь смотрели вниз, на первый этаж, остальные внимательно наблюдали за соседними столиками.
    В три минуты первого охранники, следившие за первым этажом, синхронно сунули правую руку под мышку.
    Фандорин посмотрел вниз и увидел, что в стеклянную дверь входит Куценко. Он был в смокинге и белом галстуке - пальто, должно быть, оставил в машине.
    Впереди предпринимателя шел Игорек, сзади двое телохранителей.
    Брезгливо морщась на громкую музыку, Мират Виленович поднялся по лестнице. Охранники остались стоять посередине пролета, откуда просматривались подходы к кофейне, секретарь устроился в сторонке, за пустым столом, так что беседа двух отцов происходила тет-а-тет.
    Обменялись рукопожатием. Помолчали.
    Поймав взгляд, брошенный Фандориным на смокинг, Куценко угрюмо сказал:
    - Я прямо из "Националя", с завтрака в честь немецкого партнера. Надо ведь делать вид, что ничего не произошло.
    Хотела подойти официантка, подать Никин эспрессо, телохранители ее к столику не подпустили. Один взял чашку, поставил ее сам и тут же сел на свое место.
    - Какая работа насмарку. - Мират Виленович смотрел на дымящийся кофе. Говорил медленно, словно через силу. - Гебхардт в шоке. Он принял ответственное решение, готов вложить в проект огромные деньги и не понимает, с чего это вдруг я стал вилять. А объяснить нельзя... Ох, Ясь, Ясь. - Куценко передернулся. - У вас когда-нибудь был враг? Настоящий, на всю жизнь. Который снился бы вам с детства почти каждую ночь?
    - Бог миловал.
    - Ну, тогда вы меня не поймете. Ладно, извините. Это к делу не относится... Во-первы
    Design created by FordogeN