• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕазал себе запаниковавший Николас. Это невинная детдомовская привычка. Осторожно, чтоб не обидеть, отодвинулся, но Мира немедленно придвинулась вновь.
    - Ты такой теплый! И длинный, как удав из "Тридцать восемь попугаев". - Она прыснула. Оперлась на локоть, мечтательно сказала. - Он вообще застенчивый. Вроде как стесняется меня. А тут "доченька". Никогда так меня не называл. Значит, не сердится.
    Николас уже взял себя в руки, запретил организму поддаваться ненужным реакциям. Ну и что с того, что девушка положила тебе руку на плечо, а коленку пристроила на бедра? Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает.
    - Что ж ему на тебя сердиться? - сказал Фандорин. Хотел погладить девочку по трогательно белеющей в полумраке головке, но не стал - немного подержал руку в воздухе и осторожно опустил. - Разве ты в чем-нибудь перед ним виновата? Ничего, завтра всё кончится. Нас отпустят, мы доберемся до метро, и за нами приедет твой папа.
    - В метро? Ой, я там еще ни разу не была. Говорят, жутко красиво. Знаешь, меня же всё на машине возят, с темными стеклами. Только что глаза не завязывают, как эти.
    Мира заерзала, устраиваясь поудобней, и Николас почувствовал, что проклятый организм, раб первобытности, начинает выходить из-под контроля.
    - Ты лежи, грейся, - пробормотал магистр, выбираясь из кровати. - А я все-таки попытаюсь сориентироваться, в какой части Москвы мы находимся.
    У окна перевел дух. Стал всматриваться в белую от свежевыпавшего снега улицу, в дома, где уже загорались огни - восьмой час, скоро начало рабочего дня.
    Подошла закутанная в одеяло Мира, встала рядом. Ее затылок белел на уровне Никиного локтя.
    - Вон, смотри, какой домина. Раз, два, три, десять, шестнадцать, целых двадцать два этажа! И еще вон четыре трубы. Ты же москвич. Может, узнаешь?
    - Нет, в Москве таких мест много.
    - Гляди, гляди! - Она встала на батарею и обхватила его за шею - теперь их щеки были на одном уровне. - Вон на небе светлая полоска!
    - Ну и что?
    - Как "что"! Еще учитель! Откуда солнце-то восходит?
    А ведь действительно! Восток справа, примерно под углом сорок пять градусов. И там, кажется, кольцевая дорога, дома кончаются. Значит, какой это край Москвы? Юго-восток?
    Нет, северо-восток.
    Глава двадцатая
    ОПАСНЫЕ СВЯЗИ
    - Северо-запад - вот в какой стороне света сияет солнце нашей империи, что бы там ни утверждала географическая наука. Именно туда, к балтийским водам, мы с господином конногвардейским вахмистром завтра поутру и устремимся - обогреться лучами милости матушки-государыни. Я, конечно, не "херувимчик" и не "жемчужинка", как называет вашего сынка ее царское величество, но, глядишь, и мне на радостях какая-никакая награда достанется. - Прохор Иванович смиренно улыбнулся. - Кресточек ли, звездочка, а дороже бы всего ласковое от матушки слово.
    - Это вне всякого сомнения так! - горячо поддержал его Алексей Воинович. - Благосклонное слово монарха - наилучшее вознаграждение для благородного человека. Драгоценнейшая реликвия нашего семейства - собственноручно начертанное высочайшее выражение признательности Митридату. "Вечно признательна. Екатерина". Вот оно, я хранил его до твоего возвращения. - Папенька благоговейно вынул из шкапчика пропись с царицыным росчерком, подал сыну.
    Митя повертел бумажку, сунул в карман. На стенку, что ли, повесить?
    - Но и вещественные знаки августейшей милости тоже отрадны, - продолжил папенька. - Душевно прошу передать мою нижайшую признательность ее величеству за присланные с вашим превосходительством червонцы. Не деньги дороги - августейшее внимание.
    - Передам, передам. - Тайный советник благодушно кивнул, почесывая голову под черным париком. - И вашу просьбу о дозволении состоять при сыне тоже передам. Отчего бы нет? Где это видано - родителей с детьми разлучать. Ничего, недолго князь Платону над человеческой природой и христианскими установлениями глум
    Design created by FordogeN