• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112Назад Далее  ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ шли прогулочным шагом, по двое, сопровождаемые еле ползущим вдоль бровки джипом. Утконос держал Миру за руку, сзади они были похожи на старшего брата и сестренку. Макс с Николасом, кажется, производили менее идиллическое впечатление: идут два мужика под ручку, каждый прижимает к уху мобильник. Фандорин слышал, как в стайке шедших навстречу подростков зашептались: "Гляди, гляди - пидоры".
    - ...Председатель зачитывает условия торгов, - шелестел в ухе вялый голос Игорька. - Это минут на шесть, на семь. У вас всё окей?
    - Да-да.
    Максу, видно, тоже полагалось подавать начальнице звуковые сигналы, но он ограничивался тем, что время от времени мычал в трубку:
    - Мгм... Мгм... Мгм...
    Так и шествовали по окраине столицы. Утро было не по-ноябрьски свежее и яркое, только вот холодное - без ватного одеяла облаков земля зябла.
    - А Кимринская улица это где? - спросила Мира, оборачиваясь.
    Фандорин прищурился от солнца, посмотрел на табличку, в которую тыкала пальцем его невоспитанная воспитанница. Пожал плечами:
    - Москва - город большой.
    - Что? - удивился куценковский секретарь. - В каком смысле? Макс предупредил:
    - О местонахождении пока молчок.
    - Это я Мире, - сказал Николас секретарю, охраннику успокаивающе кивнул, воспитаннице сказал. - Впервые про такую слышу.
    - А еще москвич, - разочарованно протянула она и засеменила дальше - Утконос дернул за руку, чтоб не останавливалась. - Так, с условиями закончили, - докладывал Игорек. - Теперь представляют участников тендера. Первый - Мират Виленович... У вас порядок?
    - Да, - ответил Фандорин, наблюдая за Мирой.
    Какие крепкие у девочки нервы! Или, может быть, всё дело в физиологическом детском оптимизме?
    Казалось, Мира наслаждается этим смертельно опасным променадом. Вертела головой во все стороны, что-то сама себе приговаривала. Пыталась завязать беседу с камнеподобным Утконосом, не дождалась ответа и тогда снова повернулась к Нике:
    - Неужели это тоже Москва? Всё равно что центр в Краснокоммунарске! А я думала, вся Москва - это такие улочки, где вместо асфальта квадратные камни, и всюду магазины. А в них каждая фигнюшка, даже вот такусенькая, стоит дороже, чем зарплата у Роберта Ашотыча.
    В другое ухо нудил Игорек:
    - ...Закончил представитель ЗАО "Мед-прогресс", следующий Ястыков. Потом еще "Петрофарм", и всё, начнется аукцион. Как у вас? Нормально?
    - Да.
    - Что? - спросил вдруг своего невидимого собеседника (вернее, собеседницу) Макс. Его голос прозвучал чуть громче, чем прежде. - Точно? ...Понял.
    - ...Я говорила, не надо мне шарфик за триста пятьдесят у.е. покупать, а Инга говорит, привыкай, - стрекотала Мира. - Я думала, в Москве все цены такие, а вон, смотри, в палатке почти такой же шарфик, и всего пятьдесят пять рэ.
    Макс сунул телефон в карман. Что это могло означать?
    - В чем дело? - спросил Николас. - А? - спросил, Игорек.
    - Всё нормально, - ответил Макс и тронул за плечо Утконоса. - Шесть-шестнадцать.
    Снова убрал руку в карман.
    - Минутку, - быстро заговорил Николас в трубку. - Здесь, кажется, что-то...
    Увидел, как Утконос дернул Миру к себе, в его правой руке блеснул металл. Ника хотел крикнуть, но в тот же миг что-то кольнуло его в шею.
    Кимринская улица с грязно-серыми параллелепипедами домов закачалась, Фандорин всплеснул руками, чтобы удержаться на ее скользкой поверхности, запрокинул голову, и солнце ударило его прицельным огнем безжалостных лучей прямо в мозг.
    Магистр зажмурился и провалился в черноту.
    ***
    Сознание вернулось к нему сразу, без каких-либо прелюдий. Николас услышал мерный стук, открыл глаза, увидел белый потолок с трещиной вдоль шва и рывком сел.
    От резкого движения комната покачнулась, он испугался, что снова, как на Кимринской улице, соскользнет по наклонной поверхности в черную дыру, но, немного покачавшись, мир встал на место. Стук, правда, остался, он доносился из открытой двери.
    Design created by FordogeN