• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Загородная недвижимость: продажа загородной недвижимости самарское на сайте.
    Бронирование авиабилетов авиабилеты ставрополь. Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118Назад Далее  Смерть Загуляя

    само разрешилось. Я тут говорил «мерзавец», «паскудник», а надо бы «мерзавка» и «паскудина». Картина ведь ясная. Осерчала Марья Афанасьевна на законных наследников, да в пику им составила духовную на англичанку эту. Не всерьез, конечно, для острастки. А у лютеранки от жадности помрачение рассудка вышло, в ее положении очень понятное. Из приживалок на старости лет вдруг богачкой сделаться. У кого хочешь мозги набекрень съедут.
    — Мисс Ригли не старая, — сказала Пелагия. — Ей вряд ли больше пятидесяти.
    — Тем более. Самый возраст, когда из человека начинает сила уходить, и делается страшно завтрашнего дня. Выгонят ее теперь отсюда, и правильно. Неблагодарность — тяжкий грех, а предательство — наихудший.
    — Нельзя допустить, чтоб выгнали, — решительно заявила Пелагия. — Мисс Ригли собак не убивала. Когда подсыпали яду Загуляю и Закидаю, завещание еще не было изменено в ее пользу. Я так думаю, что наследство тут вообще не при чем.
    — Как так не при чем? Ради чего ж тогда было старуху в могилу загонять? И кто все это умыслил, если не англичанка?
    Митрофаний удивленно смотрел на свою духовную дочь, а та подвигала вверх-вниз рыжими, да еще выгоревшими на солнце бровями и — как с обрыва в речку:
    — Ради чего, сама не пойму, а вот кто собачек извел, пожалуй, знаю.
    В дверь деликатно, но настойчиво постучали — очень уж не ко времени. Заглянул иподиакон.
    — Ваше преосвященство, все общество в гостиной, очень вас просят. Я говорю — отдыхают с дороги, а они: умоли, мол. Предводитель только вас дожидается, у него уж и коляска запряжена, но без вашего благословения ни в какую не едет. Может, выйдете?
    С отца Алексия архиерей перевел взгляд обратно на Пелагию, на лбу прорисовались три поперечные морщины.
    — Разговор у нас с тобой, Пелагия, надо думать, будет долгий. Пойдем в гостиную. Отбуду предписанное приличиями, а после продолжим.
    * * *
    В гостиной и в самом деле собралось целое общество, встретившее арихиерея восторженным гудом и, верно, разразившееся бы аплодисментами, если б не почтение к высокому сану. Бубенцов, и тот подошел, с чувством сказал:
    — Вечная вам благодарность, владыко, за тетеньку.
    Еще бы ему не благодарить — теперь можно сызнова вести подкоп под духовную. Довольное лицо Митрофания на миг омрачилось (очевидно, именно от этой мысли), и пастырь отвернулся от неприятного молодого человека, как бы забыв его благословить.
    А с другой стороны уже подлезал Спасенный, слезливо приговаривал:
    — Яков живот наш есть: цвет, и дым, и роса утрення воистину. Ручку, ручку вашу святую поцеловать…
    — Господа! Господа! — провозгласил Краснов. — Только что родилось стихотворение. Послушайте, господа, экспромт. В стиле великого Державина! «Ода на чудесное избавление дроздовской царицы Марьи Афанасьевны от смертныя опасности».
    Припав к ликующей цевнице,
    От всех счастливых россиян
    Пою, блаженством осиян,
    Я исцеление царицы.
    От яда черныя змеи,
    Твоей рабы неблагодарной,
    Погибли смертию коварной
    Пребелы ангелы твои.
    Но Провидение не дало
    Свершиться гнусности такой,
    Владыки твердою рукой
    Изъято мерзостное жало!
    — Кирилл Нифонтович! — дрожащим голосом вскричала мисс Ригли, прервав декламацию и протягивая к поэту свои тощие руки. — Неужто и вы от меня отступились!
    Владимир Львович недобро улыбнулся:
    — Отлично! Вот уж воистину на воре шапка горит.
    Как-то само собой вышло, что англичанка оказалась в середине пустого круга, словно намеренно выставленная на всеобщее обозрение.
    — Мисс Ригли и правда не любила бабушкиных бульдогов, но предположить, что она… Нет-нет, немыслимо, — замотал головой Петр Георгиевич. — Вы ее совсем не знаете, Владимир Львович. То есть, конечно, со стороны все это может показаться, и даже, наверное, не может не показаться, в высшей степени подозрительным, однако же как человек, знающий мисс Ригли с раннего детства, могу полностью за нее ручаться и уверяю вас, что это предполо
    Design created by FordogeN