• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Профессионально выполним фирменный стиль по приемлемой цене.
    Предлагаем: видеонаблюдение - видеонаблюдение компания. Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118Назад Далее  Смерть Загуляя

    ! Кликушество! С чего вы взяли, что это женщина? Откровение вам что ли было?
    Тихон Иеремеевич, видимо, все еще не простивший Пелагии ссылки во флигель, привел уместное высказывание:
    — Уста глупых изрыгают глупость.
    И оглянулся за поддержкой на своего хозяина, однако Бубенцов на него даже не взглянул, а вот на монахиню смотрел уже не так, как раньше, но с явным интересом. Чудн( вел себя нынче Владимир Львович: обыкновенно в обществе соловьем разливался и не терпел, чтобы кому-то другому внимали, а тут за весь вечер ни разу рта не раскрыл.
    — Откровения не было, — спокойно ответила Пелагия, — да и ни к чему оно, когда довольно обычного человеческого разума. Как рассвело, наведалась я туда, где вчера Закусая убили. Земля там вокруг вся истоптанная, кто-то ходил вокруг того места, и довольно долго. Возле ямки, что от камня осталась — след правой ноги глубже, как если бы кто-то оперся на нее, нагибаясь. И еще один, точно такой же, там, где убийца склонился, чтобы ударить щенка по голове. Башмачок дамский, на каблуке. Обувь на каблуке в доме носят только двое — мисс Ригли и Наина Георгиевна. — Пелагия достала из поясной сумки листок бумаги с обведенным контуром подошвы. — Вот этот след, длина стопы девять с половиной дюймов. Можно приложить, чтобы удостовериться.
    — У меня нога не девять с половиной дюймов, а одиннадцать, — испуганно заявила мисс Ригли, уже во второй раз за вечер попав под подозрение. — Вот, господа, смотрите.
    В подтверждение англичанка высоко задрала ногу в шнурованном ботинке, но никто смотреть не стал — все бросились оттаскивать Наину Георгиевну от сестры Пелагии.
    Экзальтированная девица кричала, тряся монахиню за ворот:
    — Вынюхала, высмотрела, черная мышка! Да, я это сделала, я! А зачем, никого не касается!
    Очки полетели на пол, затрещала ткань, а когда Наину Георгиевну наконец отцепили, на щеке у инокини сочилась кровью изрядная царапина.
    Вот когда начался вопль содомский и гоморрский, предвиденный Пелагией.
    Петр Георгиевич неуверенно засмеялся:
    — Нет, Наиночка, нет. Зачем ты на себя наговариваешь? Снова оригинальничаешь?
    Но громче был голос Ширяева. Степан Трофимович с мукой выкрикнул:
    — Наина, но зачем? Ведь это страшно! Подло!
    — Страшно? Подло? Есть пределы, за которыми не существует ни страха, ни подлости!
    Она сверкнула исступленным взглядом, в котором не было и тени виноватости, раскаяния или хотя бы стыда — лишь экстаз и странное торжество. Можно даже сказать, что в облике Наины Георгиевны в эту минуту проглядывало что-то величавое.
    — Браво! Я узнал! «Макбет», акт второй, сцена, кажется, тоже вторая. — Аркадий Сергеевич сделал вид, что рукоплещет. — Те же и леди Макбет.
    От крови руки алы у меня,
    Но сердце белого белей,
    И мне не стыдно.
    Публика в восторге, вся сцена закидана букетами. Браво!
    — Жалкий шут, бездарный гладкописец, — прошипела опасная барышня. — Из искусства вас выгнали, и ящик ваш деревянный спасет вас ненадолго. Скоро всякий, кому не лень, станет фотографом, и останется вам одна дорога — живые картинки на ярмарке представлять!
    Петр Георгиевич взял сестру за руки:
    — Наина, Наина, опомнись! Ты не в себе, я позову доктора.
    В следующий миг от яростного толчка он чуть не полетел кубарем, и гнев разъяренной фурии обрушился на родственника:
    — Петенька, братец ненаглядный! Ваше сиятельство! Что сморщился? Ах, ты не любишь, когда тебя «сиятельством» зовут! Ты ведь у нас демократ, ты выше титулов. Это оттого, Петушок, что ты фамилии своей стесняешься. «Князь Телианов» звучит как-то сомнительно. Что за князья такие, про которых никто не слыхивал? Если б был Оболенский или Волконский, то и «сиятельством» бы не побрезговал. Ты женись, женись на Танюшке. Будет княгиня тебе под стать. Только что ты с ней делать-то будешь, а, Петя? Книжки умные читать? Женщине этого мало, восе даже недостаточно. На другое-то ты неспособен. Тридцать лет, а все отроком. Сбежит она от тебя к какому-ни
    Design created by FordogeN