• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Кракатук - входные стальные двери Мультилок
    купить ресторанную мебель в Москве Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118Назад Далее  Смерть Загуляя

    будь молодцу.
    — Черт знает что такое! — возмутился предводитель. — Такие непристойности при владыке, при всех нас! Да у нее истерика, самая натуральная истерика.
    Степан Трофимович потянул нарушительницу приличий к дверям:
    — Идем, Наина. Нам нужно с тобой поговорить.
    Она зло расхохоталась:
    — Ну как же, непременно поговорить и слезами чистыми омыться. Как вы мне надоели со своими душевными разговорами! Бу-бу-бу, сю-сю-сю, — передразнила она, — долг перед человечеством, слияние душ, через сто лет мир превратится в сад. Нет чтобы девушку просто обнять и поцеловать. Идиот! Сидел по-над просом, да остался с носом.
    Хотел было что-то сказать и Сытников, уж и рот раскрыл, но после расправы, учиненной над предшественниками, почел за благо промолчать. Только все равно перепало и ему:
    — Что это вы, Донат Абрамович, сычом на меня смотрите? Не одобряете? Или собачек пожалели? А правду говорят, что вы жену вашу семипудовую отравили поганым грибом? Для новой супруги вакансию освобождали? Уж не для меня ли? Я, правда, тогда еще в коротких юбчонках бегала, но вы ведь человек обстоятельный, далеко вперед смотрите!
    Она захлебнулась коротким, сдавленным рыданием и бросилась к двери — все испуганно расступились, давая ей дорогу. На пороге Наина Георгиевна остановилась, окинула взглядом залу, на миг задержалась взглядом на Бубенцове (тот стоял с веселой улыбкой, явно наслаждаясь скандалом) и объявила:
    — Съезжаю. В городе буду жить. Думайте обо мне что хотите, мне дела нет. А вас всех, включая пронырливую монашку и самого благочестнейшего Митрофания, пре-даю ана-феме-е-е-е.
    Выкинув напоследок эту скверную шутку, она выбежала вон и еще громко хлопнула дверью на прощанье.
    — В старину сказали бы: в юницу вселился бес, — грустно заключил Митрофаний.
    Обиженный Сытников пробурчал:
    — У нас, в купечестве, посекли бы розгами, бес в два счета бы и выселился.
    — Ой, как бабушке-то сказать? — схватился за голову Петр Георгиевич.
    Бубенцов встрепенулся:
    — Нельзя тетеньке! Это ее погубит. После, не сейчас. Пусть немного оправится.
    Предводителя же заботило другое:
    — Но что за странная ненависть к собакам? Вероятно, и в самом деле род помешательства. Есть такая психическая болезнь — кинофобия?
    — Не помешательство это. — Пелагия разглядывала платок — перестала ли кровоточить оцарапанная щека. Хорошо хоть очки не разбились. — Тут какая-то тайна. Нужно разобраться.
    — И есть за что ухватиться? — спросил владыка.
    — Поискать, так и сыщется. Мне вот что покою не дает…
    Но договорить монахине не дал Ширяев.
    — Что ж это я, совсем одеревенел! — он затряс головой, словно прогоняя наваждение. — Остановить ее! Она руки на себя наложит! Это горячка!
    Он выбежал в коридор. Следом бросился Петр Георгиевич. Аркадий Сергеевич немного помялся и, пожав плечами, пошел за ними.
    — Истинно собачья свадьба, — констатировал Сытников.
    * * *
    Луна, хоть и пошла на убыль, но все еще была приятно округла и сияла не хуже хрустальной люстры, да и звезды малыми лампиончиками как могли подсвечивали синий потолок неба, так что ночь получилась ненамного темнее дня.
    Владыка и Пелагия небыстро шли по главной аллее парка, сзади, сонно перебирая копытами и позвякивая сбруей, плелись лошади, тянули за собой почти сливавшуюся с деревьями и кустами карету.
    — …Ишь, ворон, — говорил Митрофаний. — Видела, как он за Коршем-то посылал? Теперь уж не отступится, свое урвет. Девица эта дерганая задачу ему облегчила — одной наследницей меньше. Я тебя, Пелагия, вот о чем прошу. Подготовь Марью Афанасьевну так, чтобы ее снова не подкосило. Легко ли такое про собственную внучку узнать. И поживи здесь еще некое время, побудь при тетеньке.
    — Не подкосит. Сдается мне, отче, что Марья Афанасьевна людьми куда меньше, чем собаками увлечена. Я, конечно, с ней посижу и чем смогу утешу, но для дела лучше бы мне в город перебраться.
    — Для какого еще дела? — удивился преосвященный. —
    Design created by FordogeN
    rss