• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • сайте есть всё про простатит лечение омоложение и очищение организма
    Регистрация фирм: регистрация фирм на сайте. Cтраница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118Назад Далее  Смерть Загуляя

    е бывает-с.
    Приходилось признать, что Лагранж прав.
    — Что же мы будем делать? — спросил Бердичевский.
    — Полагаю, для начала недурно бы хорошенько допросить всех троих…
    Полицмейстер не договорил — заметил, что сбоку, чуть в сторонке стоит монахиня. Клочки фотографий, аккуратно собранных в квадраты, лежали на полу вдоль стен.
    — Что вы здесь все шныряете? — раздраженно воскликнул Феликс Станиславович. — Убрали, и идите себе. А еще лучше выметите отсюда весь этот сор.
    Пелагия молча поклонилась и поднялась в бельэтаж.
    Полицейские чиновники, проводившие осмотр, сидели в лаборатории и курили папиросы.
    — Что, сестричка-невеличка? — весело спросил давешний, с помятым лицом. — Или обронили что?
    Монахиня увидела, что стеклянных осколков на полу уже нет — собраны и разложены, совсем как фотографии в салоне. Проследив за направлением ее взгляда, весельчак заметил:
    — Там такие есть, что вам смотреть никак не рекомендуется. Веселый был господин этот самый Поджио. Жалко, теперь уж не восстановишь.
    Пелагия спросила:
    — Скажите, сударь, а есть ли здесь пластина с наклейкой «Дождливое утро»?
    Сыщик улыбаться перестал, удивленно поднял брови.
    — Странно, сестрица, что вы спросили. Тут в перечне «Дождливое утро» есть, а пластины мы не нашли. Ни кусочка. Видно, он ею недоволен остался и решил выбросить. А что вы про это знаете?
    Пелагия молчала, сдвинув рыжие брови. Думала.
    — Так что с этим самым «Дождливым утром»? — не отставал мятый.
    — Не мешайте, сын мой, я молюсь, — рассеянно ответила ему инокиня, повернулась и пошла вниз.
    Дело в том, что в салоне не хватало фотографии именно с этим названием. Все собранные из обрывков картины совпадали с оставшимися на стенах подписями — даже те три, с обнаженной незнакомкой, из-за которых произошел скандал. Но от снимка со скромным названием «Дождливое утро» не обнаружилось ни единого, даже самого маленького фрагмента.
    — …И все-таки Бубенцова тоже следует допросить! — услышала она, входя в салон.
    Матвей Бенционович и Феликс Станиславович, похоже, никак не могли договориться о круге подозреваемых.
    — Оскорбить такого человека сомнением! Одумайтесь, господин Бердичевский! Конечно, я всецело в вашей власти, но… Ну что тебе еще?! — рявкнул полицмейстер на Пелагию.
    — Собрать бы здесь всех, кто вчера был, да помолиться вместе за упокой души новопреставленного раба Божия, — сказала она, кротко глядя на него лучистыми карими глазами. — Глядишь, изверг бы и покаялся.
    — Марш отсюда! — гаркнул Лагранж. — Зачем вы только ее сюда привезли!
    Матвей Бенционович незаметно кивнул Пелагии и взял полицмейстера за локоть.
    — А ведь вот что надобно сделать. Молиться, конечно, пустое, но вот очную ставочку, этакий следственный опыт бы произвести очень даже недурно. Соберем всех вчерашних, якобы чтобы восстановить, кто где в какой момент находился, да что говорил…
    — Превосходно! — подхватил Феликс Станиславович. — У вас истинный криминалистический талант! Непременно вызовем и Телианову. От одного ее вида все эти петухи снова в раж войдут, и убийца непременно себя выдаст. Ведь преступление совершено явно не по холодной крови, а со страсти. Где уж страстному человеку будет сдержаться. Нынче вечером и соберем. А я времени терять не стану — проверю каждого из главных фигурантов на предмет алиби.
    — И Бубенцова обеспечьте, это уж обязательно.
    — Губите вы меня, Матвей Бенционович, режете без ножа преданного вам человека, — горько пожаловался Лагранж. — А ну как Владимир Львович на меня осерчает?
    — Вы смотрите, чтобы я на вас не осерчал, — тихо ответил на это Бердичевский.
    * * *
    Все было устроено в точности, как во время злосчастного суаре, даже с закусками и вином (хоть, конечно, и не шампанским, потому что это уже было бы перебором). Счастливая мысль превратить унизительную полицейскую процедуру в вечер памяти Аркадия Сергеевича пришла хозяйке, Олимпиаде Савельевне, которая нынче чувствовала
    Design created by FordogeN