• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3Назад Далее  СТРАСТЬ И ДОЛГосудия, должен быть безупречен
    и чист - иначе нет у него нравственного права охранять белоснежную тогу
    Закона.
    И Курятников сумел одолеть злокозненного беса. Жизнь, до тех пор
    мутная и хмельная, сразу вошла в мирное, равнинное русло. Полинька ожила,
    помолодела, родила мужу одну за другой двух дочек, умниц и красавиц. И с
    карьерой пошло на лад: стал Гавриил Львович самым молодым в российской
    истории товарищем генерального прокурора, а после, в положенный срок, был
    сочтен достойным возглавить это почтенное ведомство.
    И лишь одному Богу, а вернее дьяволу, известно, каких мук, какого
    неимоверного напряжения воли стоило Курятникову бесстрастно взирать на
    стройноногих секретарш в обтяжных мини-юбках, на сдобных, пышногрудых
    депутатш из фракции "Дамы России", на министра богоугодных дел Амалию
    Францевну фон Безе или даже просто на улыбчивых дикторш с канала НТВ
    (особенно его превосходительству нравилась одна черненькая, с легкой
    косиной в милых глазках).
    Достигнув пятидесяти, решил было Гавриил Львович, что все, недолго
    осталось ему мучиться - скоро станет поспокойней, поутихнет неистовство
    гормонов, потеснится буйная плоть и даст дорогу покойной мудрости,
    благословенной награде зрелого возраста. Так ведь и вправду вроде как
    спокойней стало. Хотя бесстыдные, обжигающие сны мучили по-прежнему. Ну да
    что сны - это, как известно, материя безответственная и силе воле
    неподвластная.
    И вдруг, как гром среди ясного предзакатного неба - то самое.
    Проклятое, благословенное, вознесшее до райских кущ и обрушившее в адские
    бездны. Казалось, все теперь отдал бы, чтобы не было той роковой ночи. А в
    то же время (сердце-то не обманешь) твердо знал Курятников: не случись той
    ночи, и жизнь ему была бы не в жизнь.
    Произошло же вот что: действительный тайный советник Курятников,
    генеральный прокурор, кавалер ордена Подвязки и звезды "За заслуги перед
    Отечеством" 2-й степени, один из первейших сановников державы, влюбился
    сразу в двух женщин.
    Даже и в юные, сумасшедшие годы такого с ним никогда не случалось, а
    тут на тебе.
    Гавриил Львович расследовал дело огромной государственной важности.
    Знал, что ходит по лезвию бритвы. Всего можно было ожидать от злодеев: и
    публичной пощечины, и клеветы, и даже яду в любимом прокуроровом коктейле
    "Маргарита".
    Однажды его превосходительство подъезжал к зданию прокураторы в своем
    бронированном "даймлер-бенце". Оторвал глаза от секретной распечатки и
    обмер. У ворот стояла стройная барышня в шляпе со страусовым пером и в
    вуалетке. Встретив взгляд государственного человека, откинула дымчатый газ
    с тонкого лица, шагнула вперед (лимузин как раз притормаживал), и у
    Гавриила Львовича стиснулось в груди от мерцания ее ярко-зеленых глаз.
    А в тот же день, вернее, уже вечером, когда Курятников со своим
    швейцарским коллегой был в "Геликон-опере" на "Сказках Гофмана", он увидел
    давешнюю незнакомку в соседней ложе. Она обернулась, и генеральный
    прокурор ахнул: глаза у прелестницы оказались уже не зеленые, а
    синие-пресиние. Гавриил Львович взял себя в руки, вспомнив о существовании
    цветных контактных линз, и всецело отдался волшебному неистовству
    Оффенбаха.
    Погибель действительного тайного советника пришла назавтра, на рауте
    у английского посланника сэра Эндрю Вуда.
    У мраморной лестницы, возле зеркала, Курятников увидел прекрасную
    незнакомку как бы раздвоившейся. Сначала решил, что это шутки
    венецианского зеркала, однако, приблизившись, понял, что девушек
    действительно две - у одной глаза были синие, как воды Красного моря в
    Эйлате, а у другой зеленые, как листья мяты. Гавриилу Львовичу вспомнилась
    картина Джона Эверетта Миллеса "Осенние листья", и хотя Курятников знал,
    что л
    Design created by FordogeN