• Главная
  • Список книг
  • Список полных книг
  • Биография


  • Cтраница: 1 2 3Назад Далее  ВОСТОК И ЗАПАД

    отнями
    и тысячами смертей. Нет-нет, тысячу раз правы израильтяне: никаких
    уступок, никаких сделок, никакого торга. Заплатить кровавую цену один раз,
    чтобы не пришлось платить вновь и вновь. Он, Лорис-Меликов, властью,
    данной ему Богом и государем, берет ответственность на себя.
    Пользуясь тем, что адъютант заклевал носом, премьер-министр украдкой
    выудил из-под рубашки золотой медальон и поцеловал спрятанную в нем
    женскую фотографию.
    Прости, мое сокровище, и не осуждай. - Полковник. - Виктор Степанович
    осторожно тронул адъютанта за плечо, - Алоизий Христофорович, проснитесь.
    Соедините-ка меня, голубчик, с Муратовым.
    Глава 5
    Телефон в кабинете главврача, не подававший признаков жизни уже много
    часов, оглушительно затрезвонил. Курбан доложил, что с наибом хочет
    говорить самый главный гяурский начальник Лорис-Меликов, лютый враг
    чеченского народа.
    Хаджи взял трубку с тяжелым чувством. Знал, что сейчас услышит.
    Министр скажет: сдавайся, Муратов, и тогда я позволю невинным выйти
    наружу. Иначе твое имя будет навеки опозорено, а твоя честь вываляна в
    грязи.
    - Я, - коротко сказал Хаджи в микрофон и закрыл глаза, еще не решив,
    как будет отвечать. Как жаль, что Аллах в бесконечной мудрости Своей
    запретил самоубийство.
    - Хаджи Муратов, вы меня слышите? - донесся голос, знакомый наибу по
    телевизору.
    - Да.
    - Хаджи Муратов, это вы? - спросил Виктор Степанович, не уверенный,
    что односложно отвечавший человек достаточно знает русский. - Я не стану
    вести с вами переговоры до тех пор, пока все больные и медперсонал не
    будут освобождены. Вы меня поняли?
    Молчание.
    - Вместо всех этих людей предлагаю в заложники себя, - сказал
    Лорис-Меликов, отчетливо выговаривая каждое слово.
    Тут он вспомнил, что не так давно один из политиков в предвыборной
    ажитации уже предлагал обменять себя на всех кавказских пленников чохом, и
    поспешил добавить:
    - Это не демагогия, Муратов. Я приду к вам, а вы откроете двери и
    всех отпустите. В обмен на девятьсот гражданских лиц вы получите
    премьер-министра России. Выгодная сделка, соглашайтесь. И тогда я выслушаю
    все ваши требования.
    В запечатанном конверте лежал приказ, составленный еще в самолете:
    через десять минут после того, как из больницы выйдет последний заложник,
    нанести по зданию бомбовый удар - и вперед, на штурм. Под обломками
    погибнут все злодеи, а вместе с ними и Виктор Степанович Лорис-Меликов, но
    после этого ни один террорист больше не посмеет брать российских подданных
    в заложники. Никогда.
    Хаджи подумал: вот оно - чудо, явленное Аллахом. Честь будет спасена,
    и сдаваться не придется. Еще повоюем. Подумал и так: если бы все министры
    Белого Царя были как этот, то, может, и независимости не нужно. Вслух же
    сказал:
    - Воины Ислама за женщин и больных не прячутся. Придержи своих
    шакалов, чтоб не стреляли. А сам не приходи. Зачем ты мне?
    Глава 6
    Последним из ворот вышел главврач - это было в 18.07. Он немного
    постоял, обернувшись к больничному корпусу, словно хотел с ним
    попрощаться, и бегом пересек пустую площадь.
    В 18.30 начался обстрел, потом бомбардировка. Бой же шел еще много
    часов - сражались сначала на первом этаже, потом на втором, на третьем, на
    четвертом и, наконец, на крыше.
    Была уже глубокая ночь, когда в актовый зал гимназии, где
    расположился Временный штаб, вошел уездный воинский начальник и с поклоном
    поставил на стол перед Лорис-Меликовым отрезанную голову Хаджи Муратова.
    - Ваше высокопревосходительство, живых ни одного не взяли, - развел
    руками генерал.
    Голова абрека была сверху бритая, а снизу заросшая густой черной
    бородой. Открытые глаза оказались голубыми. Они свирепо смотрели куда-то
    сквозь премьер-министра, но в целом мертвое лицо выглядело спокойным и
    даже, пожалуй
    Design created by FordogeN